16:44 

ЗФБ-2017, пост двадцать первый.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
В "Йоне" еще без сомнения осталось что исследовать. Интереснейшее вообще произведение *_*
Большое спасибо Бродячий фикрайтер и Бдительный паук за правки и дополнения к статье, а также за интересную дискуссию.
Дополнения по-прежнему приветствуются)

Название: Откуда пришли драконы
Автор: Laora
Форма: фандомная аналитика
Пейринг/Персонажи: все основные
Категория: джен
Рейтинг: G
Размер: 2447 слов
Краткое содержание: Какими мифологическими представлениями могла руководствоваться Кусанаги Мизухо, когда создавала образы пяти драконов для своей манги «Akatsuki no Yona».
Предупреждения: обзор достаточно поверхностен; буду рада любым комментариям и ссылкам на источники по теме

Сегодня существует потрясающее количество мифов и легенд о драконах, они прочно вошли в современную популярную культуру, причем диаметрально различаются по тому, что символизируют.

Поскольку в аниманге «Akatsuki no Yona» значение драконов положительное, как и в основном на Востоке, мы будем рассматривать их именно в таком ключе.

Начнем с того, почему именно драконы? Почему бы Йоне не искать каких-нибудь других существ? Почему она сама ассоциируется с «императором Хирю» или, в переводе, «императором Алым Драконом»? Почему именно так называют императора — у него даже личного имени нет, в отличие от воинов-драконов? Почему именно драконы ему помогли? Наконец, почему пророчество Ик-Су гласит «...и алый дракон вернется на рассвете»?

Причину надо искать в происхождении Йоны — и в том, почему на флаге Коуки вообще изображен дракон.



Флаг Коуки во времена императора Хирю, из второй ОВА.



Флаг Коуки из рассказа Су-Вона о Ю-Хоне, вторая серия аниме-сериала.


Дело в том, что как в Китае, так и в Корее или, скажем, Вьетнаме, дракон издревле был символом императорской власти. Мангака «Akatsuki no Yona», Кусанаги Мизухо, использовала этот символ для своего произведения, продолжая как восточную традицию, так и традицию рыцарей Круглого Стола — на знамени полумифического короля Артура тоже красовался дракон, и непременно алый. Известный польский фантаст, пан Анджей Сапковский, полагает, что именно из мифов о короле Артуре выросла современная фэнтези-традиция — а «Йона» у нас именно фэнтези-манга. Но подробнее об этом как-нибудь в другой раз. Пока давайте вернемся к восточным драконам и их отношению к императорам.

Пара цитат в подтверждение:

«Согласно легендам, оба китайских прародителя — Яньди 炎帝 и Хуанди 黄帝, — были тесно связаны с драконом. Так, Хуанди было сказано, что он будет увековечен в драконе. Брат Хуанди — Яньди, как считается, появился от союза его матери, земной женщины, и дракона. Китайцы рассматривают Хуанди и Яньди как своих первопредков и относятся к себе как к «потомкам дракона». Эти легенды также связывают дракона с императорской династией.

Символом императора уже издревле стал золотисто-желтый дракон с пятью когтями на лапах. Более того, сам император часто именовался «драконом», его трон — «троном дракона», или «местом дракона», императорская церемониальная одежда — «платьем дракона». Драконы изображались на стенах императорских дворцов, а также ширмах, экранах и т.п. Драконы были вырезаны и на ступенях императорских дворцов. Т.е. император все время находился в окружении драконов. В поздний период правления династии Цин (1644-1911) дракон красовался на национальном флаге Китая» (с).

«В политике Кореи дракон олицетворяет императора, таким образом, ванам (королям) было запрещено носить украшения с драконьей символикой» (с). А в Китае простолюдина за одежду с изображением дракона (или просто золотисто-желтую) могли и вовсе казнить.

Следовательно, дракон = император. Согласно сказанию, которое вспоминает Йона, первый император Хирю сам был алым драконом, принявшим человеческий облик. Потому и имени человеческого у него не было.

Но почему же тогда этот дракон не желтый, не Орью? Почему Орью в аниманге — это Зено, служитель императора? Ведь, если следовать китайской мифологии, дракон-император должен быть золотым/желтым, а вовсе не алым.

Это представление в достаточной мере отражено в аниманге, ведь, хотя Зено и не становится императором, именно ему достается медальон с драконом, который, возможно, является символом императорской власти с божественной точки зрения, не светской. И Зено до сих пор носит этот медальон при себе, то есть, в каком-то роде является носителем императорской власти. В манге и ОВА было сказано, что Зено пытался передать этот медальон наследнику императора Хирю, но тот «вернулся» к нему. Почему? Что, если предположить, что все это время среди правителей Коуки не было настоящего «дракона»? Императора, в котором не пробудилась кровь Хирю. Достойного того, чтобы этот медальон ему доверить. Только потому формально «избранным правителем» оставался Зено, и не имеет значения, был он в это время как-либо причастен к власти или нет.



Зено с «драконьим» медальоном из 24-ой серии аниме.


Кроме того, «Akatsuki no Yona» — все же японская аниманга, а в японской культуре у Орью, желтого дракона, несколько другое значение. Это не обязательно император — это может быть просто его советник. Желтый цвет, тем не менее, указывает на то, что дракон не абы какой, а особый: «это дракон с крыльями, похожими на пламя. Дракон превращается в Какурью, рогатого дракона, после пятисот лет жизни, а Какурью становится Орью после тысячи лет жизни.

Орью — это высочайшая форма дракона. Существует огромное количество литературы, в которой Орью описан как божественный дракон, совершающий хорошие деяния на благо императора» (с). Таким образом, символика желтого дракона в японском его понимании отличается от китайской. Кое в чем, однако, эта символика тождественна, например: «драконы мудры, и часто являются советниками правителей. Существует предание, что в XIII веке царь Камбоджи проводил ночи в золотой башне, где советовался с девятиголовым драконом по поводу государственных дел» (с).

Точно так же для императора Хирю воины-драконы были не только армией, но и советниками по поводу государственных дел, причем советниками особыми, ниспосланными свыше. А Зено, вероятно, был среди них самым особым, потому что он Орью — согласно мифологии, высшая форма дракона, к тому же, в мифологии китайской непосредственно связанная с властью императора. Отсюда эмоциональный акцент на том, что Зено как бы «замещает» Хирю для своих братьев-драконов — и для всей страны — после его смерти. Ведь именно он остается в замке Хирю, тогда как другие драконы расходятся по всей стране.

Впрочем, у такого замещение может быть еще одно объяснение. «Примером может служить государство, расположенное на азиатском континенте, пусть и с иной культурой, — Индия. В ней самой высокой кастой считалась каста священников, но при этом военной и политической властью обладала каста воинов, стоящая ступенью ниже. Эта система просматривается в архаичных обществах: власть священнослужителей слабнет под усилением феодализма и власти светской, и нечто подобное есть и в Йоне. Священник покидает столицу, становится отшельником, он уже не наставляет людей и не оказывает влияния на власть, но тем самым перестает ей служить. А в отношении драконов этот момент показан чуть иначе, более идеализированно, потому что драконы — сверхъестественные существа» (с).

И все же почему императором стал именно алый дракон? Есть ли к этому какая-то мифологическая предпосылка?

В китайской мифологии можно найти упоминания о Фэйлуне, крылатом драконе, скользящем по облакам и туману. Найти что-то большее о нем сложно, разве что если... обратиться к китайским гаданиям. В «Знаках Книги Перемен», книге, составленной ученым и государственным деятелем эпохи Цин Ли Гуанди (1642-1718) и переведенной Брониславом Виногродским, есть «Гадание о возвращении императора династии Мин Ин-Цзуна». В нем гадатель Ган Инь (1368-1644) делает предсказание про дракона, который сначала будет скрыт в пропасти, но потом взмоет над землей. Дракон в данном случае символизирует возвращение императора «ко двору в год со знаком У, которому соответствует красный цвет, и небо обязательно защитит и охранит его» (с).

Сначала дракон скрыт, он в пропасти, и ему нельзя действовать. Если проводить параллели с анимангой «Akatsuki no Yona» — это Хирю, которого собираются казнить, или Йона, падающая в пропасть вместе с Хаком, Йона, которой нельзя действовать открыто, от своего имени. В отличие от Су-Вона, она не имеет на это права.

Но потом дракон взлетает, и император возвращается: и Хирю, и Йона собирают воинов-драконов, чтобы, согласно пророчеству Ик-Су, интересным образом перекликающимся с гаданием Ган Иня, «произошло возвращение». Причем и там, и там упоминается красный цвет — знак У или рассвет, соотносящийся с алым драконом, упомянутым в пророчестве Ик-Су.

С алым драконом, он же Хирю, разобрались: его имя привязывает нас к китайскому гаданию, которое, в свою очередь, перекликается с пророчеством Ик-Су. Насколько случайна эта параллель — другое дело.

Теперь возникает следующий вопрос: почему Хирю, дракон-император — именно алый? Как и дракон на флаге Коуки. Версия с королем Артуром хороша, но может быть не единственной. Присмотримся к красному цвету повнимательнее.

Красный — это цвет энергии, жизни, цвет крови. В фэн-шуй он символизирует энергию, удачу, возбуждение и страсть (сравни: золотистый дракон — процветание, синий — успех, власть и богатство, зеленый — удача, благосостояние и счастье).

Корсун А. и Лавриненко Н. в книге «Лики Поднебесной» пишут о месте красного дракона в китайской мифологии так: «космогоническую (и мифологическую) карту Китая символизируют «Пять Дворцов», в которых правят Пять Драконов (иногда Пять Тигров). Четыре из них символизируют стороны света: Красный Дракон правит на юге (который помещается в верхней части карты), в его ведении лето и стихия огня. Черный Дракон управляет севером, повелевая зимой и стихией воды. Синий Дракон — востоком, весной и растительным миром. Белый Дракон — западом, осенью и стихией металлов. Пятый, самый главный, Желтый Дракон — император, он находится в середине мира и повелевает четырьмя другими. Дворец Желтого Дракона — божественного императора Хуанди — божество центра, фактически верховное небесное божество и первый император Поднебесной. Также Четыре Дракона символизируют природные стихии, а Срединный Император является их повелителем и координатором. Как мы помним, император Хуанди изобрел и подарил людям многие инструменты и технологии, одежду и письмо. Эта концепция пяти стихий, собственно, и легла в основу того, что мы называем фэн-шуй» (с).

То есть, как мы видим, красный дракон — не во главе, во главе остается желтый дракон. Почему же именно его избрала императором Кусанаги Мизухо? Притом что во многом вышеприведенная схема для аниманги «Akatsuki no Yona» справедлива. У нас именно что четыре дракона, которые символизируют разные стороны света, и пятый — император. Коука недаром делится на пять кланов: Огонь, Вода, Земля, Ветер и Небеса. И к каждому клану прилагается «свой» дракон. Вот только распределены они в аниманге не так, как в китайской мифологии. Это можно понять по территории, на которой Йона, Хак и Юн находят деревню того или иного дракона (или самого дракона).

Так, белого дракона, или Хакурю, Ки-Джа, они находят на территории клана Ветра, и он отвечает за Ветер, не за стихию металла. Синего, или Сейрю, Шинью, — на территории клана Огня, а у его предшественника, Аби, недаром была та же прическа, что и у представителей правящей верхушки клана Огня. Синий дракон здесь отвечает не за растительность (китайская стихия дерева), а за Огонь. Черного дракона в «Akatsuki no Yona» нет, зато есть зеленый, или Рёкурью, Джи-Ха. Его Йона встречает в портовом городе Ава, по дороге в клан Воды. Портовый город сам по себе указывает на стихию воды. К тому же, известно, что Джи-Ха сбежал из деревни Зеленого дракона. Вероятно, она находилась на территории клана Воды. Что еще интереснее, именно на территории клана Воды Джи-Ха раскрывается как персонаж в большей мере. То есть, в «Akatsuki no Yona» именно зеленый дракон отвечает за Воду. А черный — ему места в уравнении не нашлось, что мангака и сама признает, но при этом обыгрывает, когда вводит в употребление прозвище Хака — «Черный дракон». Черный дракон и Банда голодных оптимистов.

Зено, Орью или желтый дракон, — исключение. Он безусловно привязан к императорской власти за счет медальона, который носит, но происходит не из клана Небес. Мы не знаем, куда он направился после того, как оставил замок Хирю, и где побывал до знакомства с Каей и после того, как узнал ее. Есть основания предположить, что Зено причастен к клану Земли, тем более, желтый цвет дракона можно также трактовать как «цвет земли» (с), а божественный золотой дракон Хуан Лун из китайской мифологии именно за стихию Земли и отвечает (с).

Если белый дракон отвечает за Ветер, синий за Огонь, зеленый за Воду, а желтый за Землю, остается всего один клан — Небеса, высший, и всего один дракон, который стоит во главе этого клана — Красный.

У такого распределения могут быть свои причины. В Библии красный дракон с семью головами символизирует Дьявола («Откровение»). Но, поскольку в западной мифологии все, связанное с драконами, чаще негативно, а в восточной — наоборот, можем пойти от обратного. Дьявол на западе — божество на Востоке.

Вот и еще одна версия: в календаре майя существует двадцать печатей, из которых первая — это печать Красного Дракона (Имишь). «Имишь — это Дракон и праматерь в одном лице. В данном случае речь идет о некоей материнской сущности, символизирующей во всех без исключения мифах древности, несущее в себе огонь Творения, рождающее Мир и все, чем этот Мир населен. Имишь — это праматерь, что любит всех и вся, не делая никакой разницы между своими чадами неразумными» (с).

Естественно, Творение — это нечто, связанное с Небесами, пресловутая пятая, «человеческая» стихия. И сейчас она тоже стоит во главе, тогда как в более ранние периоды, когда земледелие было основным способом выжить, символ Земли, желтый дракон, считался наиболее священным и ассоциировался с императором. Сейчас просто другое время.

Интересно, что Имишь — не только дракон, но и праматерь, женский образ. В контексте этого вспоминается Лун Му, мать драконов из китайской мифологии. «Лун Му 龍母, женщина, которая, по преданию, воспитала и вырастила пятерых драконов. Они стали примером сыновней почтительности и родительской любви — одного из основных принципов, на котором зиждется вся китайская культура. Позднее Лун Му была обожествлена» (с).

Невозможно не вспомнить Дейенерис Бурерожденную, Мать Драконов, с которой знакомые с «Игрой престолов» наверняка уже успели сассоциировать Йону и без каких-либо мифологических параллелей.

В отличие от Дейенерис, Лун Му или Имишь, Йону нельзя назвать «Матерью» драконов в прямом смысле. Но, если учесть, что любой предводитель — всегда духовный родитель, отец или мать, для тех, кого возглавляет, то картина совершенно преображается.

Йона — без сомнения женский образ, несмотря на то, что несет в себе много «яневого», мужского — взять хотя бы красный цвет. Она, как Имишь, «одновременно дракон и праматерь». Потому слова «алый дракон вернется на рассвете» вполне логично могут относиться к ней с символической точки зрения. Не говоря уже о том, что на это прямо указывает название манги, в переводе «Йона на рассвете». В данном случае император Хирю — это связка, способ привязать настоящее к прошлому и символическому — и при этом подчеркнуть значимость человеческой стихии, пятой.

Потому император — это красный дракон, а не золотой.

Полслова об остальных драконах: синем, зеленом и белом.

У синего дракона, или Сейрю, как и у желтого, есть своя более-менее пространная мифологическая история. В китайской мифологии его еще называют Цин Лун или лазурный дракон. Он является одним из четырех знаков китайского Зодиака: лазоревый дракон Востока (по-японски Сейрю); красная птица Юга (по-японски Сузаку); белый тигр Запада (по-японски Бьякко); и черная черепаха Севера (по-японски Генбу). Все эти четыре символа в том числе обозначают положение Луны — и созвездия.

Неудивительно, что имя «Шинья» на выдуманном мангакой языке обозначает «лунный свет», а сам Шинья тесно связан с луной и звездами. Идет сознательная отсылка к устоявшемуся в мифологии образе Сейрю.



Шинья. Гиф из четырнадцатой серии аниме-сериала.


Что до Рёкурю и Хакурю, зеленого и белого драконов, то насчет них такой пространной мифологии нет. Можно только повториться про изменение стихий относительно китайской мифологии, вспомнить, что Цин Лун мог трактоваться и как синий, и как зеленый дракон (потому и лазурный; но в «Akatsuki no Yona» эта роль однозначно досталась синему драконе, Шинье), и еще раз сказать, что зеленый дракон в аниманге по своим функциям заменил Черного. Возможно, потому у Джи-Ха и Хака такое идеальное взаимопонимание — и такое количество конфликтов, как между собой, так и с Ки-Джа, белым драконом, и наиболее зрелые чувства к Йоне, ведь, если у Хака есть основания называть себя Черным драконом, то по функциям они с Джи-Ха совпадают.

Также можно упомянуть, что Хакурю, или белый дракон, является «посланником небес», что, вероятно, относится в той или иной мере ко всем драконам, что он чистый, невинный и сильный воин, ведь недаром именно образ белого дракона упоминается, когда речь заходит о боевых искусствах самураев (с).

Возможно, какими-то соображениями из вышеприведенных и руководствовалась Кусанаги Мизухо, когда создавала образы пяти драконов для своей манги «Akatsuki no Yona» и связывала их с императорской властью. Хотя это, безусловно, не вся информация, и нельзя поручиться, что вся она верна.

@темы: Akatsuki no Yona, из литературной жизни

URL
Комментарии
2018-01-18 в 22:48 

Силури
Любитель флаффа и хеппи эндов
Laora, всё больше хочется её посмотреть-почитать.

2018-01-19 в 22:15 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Силури, советую) Манга и аниме оч позитивные, мы ими просто спасались в особенно трудные жизненные моменты. :heart:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Множество граней самоанализа

главная