Laora
Милосердие выше справедливости (с)
19 января 2018 года в первый раз за мнооого лет была на массаже. Всего тела.
Со спиной явно проблема. Было реально больно! Массажист сказал, что я среди его клиенток самая мужественная - не пищала и не просила быть помягче (тогда результат будет менее значительный). Горжусь своей выносливостью.)
Вроде на следующий день еще все должно болеть. Пока ничего особого не чувствую - крепатура после интенсивных тренировок куда сильнее. Посмотрим, что дальше будет.
Но в целом - мне понравилось. Хочу еще. :inlove:
*
Помнится, тут я упоминала, что писала по ЗоРо все, кроме фемслэша - гет, слэш, гендерсвитч... А ведь есть еще и этот фик, где намек на фем можно вполне себе увидеть)
Моменты с Зоромилком/Родузой, Зоросиа/Робитой и Зорокиллером+Робифлован - в этом клипе; еще у меня есть отдельный фик про Зоросиа и Робиту, "Женщины одной семьи". Люблю канонные АУ от Оды-сана - они всегда прикольные, и их много.
Даже странно, что канонные АУ сравнительно редко всплывают в фандомных текстах. Такой простор для воображения ведь.
На АУ-теме ванписовской БП-2017 я этим простором воспользовалась.

Название: Фантасмагория
Автор: Laora
Фандом: One Piece
Пейринг: Зоромичи/Робика; Зоромилк/Родуза; Зородандер/Робия; Зорокиллер/Робифлован; Зорояма/Робино; Зоросиа/Робита; Робипри/Зороснежка
Категория: гет, намек на фемслэш
Размер: мини, 1427 слов
Рейтинг: PG
Жанр: AU, кроссовер
Краткое содержание: Семь драбблов-сотников по мотивам АУ-спешлов от Оды-сана, скачать которые можно здесь.
Примечания: ООС, каноничный гендерсвитч

1. Проблемные дети.

Проблемные дети легко сходятся и легко разбегаются — им не нужны прелюдии.
Так Зоромичи всегда говорил его опекун. Так оно, в общем-то, и было: с тринадцати лет Зоромичи успел сменить столько девушек, что потерял им счет. Про то, что он не узнавал их при встрече, даже говорить не стоило. Впрочем, и встреч-то как таковых не было — бывшие «подруги» Зоро предпочитали обходить его десятой дорогой.
Справедливости ради нужно сказать: с некоторыми девушками Зоромичи все же поддерживал подобие дружбы. Вымогательница Намиэ и дилерка Виви относились к нему с молчаливым уважением, и он отвечал им взаимностью.
Робика была исключением из правил.
Ее парта стояла прямо за партой Зоромичи: Робика сама села там после того, как Зоромичи задолжал Намиэ. Естественно, сам он был с этим решительно не согласен — кому охота смотреть на ее трусы. Себе дороже.
Чем его ссора с Намиэ показалась Робике привлекательной — Зоромичи до сих пор ума не мог приложить. Но факт есть факт — насмотревшись на перекошенное лицо Зоромичи, Робика засмеялась, деликатно прикрывая рот ладонью, и села прямо за ним. До этого он никогда не видел ее смеющейся и малость прифигел. По мнению Зоромичи, Робике полагалось встать на сторону Намиэ. Хотя бы из-за того, что Зоромичи рубил ее обожаемые книги почем зря.
Книги, впрочем, внимания Робики тоже не миновали.
— Тебе не помешали бы дополнительные занятия по истории, — сказала Робика как-то раз. — Если, конечно, не хочешь вылететь из школы Трех морей.
Зоромичи не сплюнул в сторону, как поступил бы, обратись к нему любой другой человек. Вместо этого он пробормотал что-то невразумительное, чем сам себя удивил.
Тогда Робика и пригласила его к себе домой.
Квартира родителей Робики оказалась на удивление приличной. Похоже, она и сама была приличной, недаром отличница. Бунтовщица, наверное, задумался Зоромичи, засмотревшись на тонкую сигарету, зажатую в уголке женских губ.
Робика поймала его взгляд, вынула сигарету изо рта.
А потом она сняла очки.
Ни о какой истории после этого не могло идти и речи — разве что о той, в которую Зоромичи влип, поставив свою жизнь на кон в отношениях с Робикой.
Что на кону тут его жизнь, ни больше, ни меньше, — в этом он даже не сомневался.
С тех пор Зоромичи частенько провожал Робику домой, закрывал ее от дождя своей курткой — и получал безмолвные приглашения.
Сегодня вряд ли получит, конечно. Порчу школьного имущества Робика не одобряла, а он как раз разбил очередную пару окон. Все вышло случайно. Кто же знал, что этот придурок Каку в полете наткнется на случайно проходившего мимо учителя Эйса, и они одновременно впишутся в соседние окна.
Хорошо, если Робика после этого вообще будет разговаривать с Зоромичи. Она иногда выражалась, будто какой-нибудь босс якудза, которым, возможно, и была — по приличной квартире выводы делать рановато. Говорила о строго дозированном насилии, а когда Зоромичи с насилием перебарщивал или применял его случайно к непричастным, — смотрела на него так, что хотелось добровольно отрезать мизинец.
Вот и сегодня...
С подолом ее юбки играл весенний ветер, врывающийся в школьные окна.
— Ророноа, — ледяным голосом сказала Робика, подходя к месту Зоромичи, — твои результаты просто отвратительны. Тебе не помешают дополнительные занятия.
Зоромичи поймал себя на том, что ухмыляется.

2. Серьги из булавы.

Минотавр-садист Зоромилк и каппа-извращенец Сандзара в очередной раз ссорились. Чупакен наблюдал за этим с философским интересом, мечтая о сахарной вате.
— И почему такая красавица, как Родуза, позволяет тебе смотреть в ее глаза?! — возмущался Сандзара.
— Потому что остальные окаменеют, если встретят ее взгляд, каппадурок! — огрызался Зоромилк.
— Заткнись, миноблюдок! Когда Родуза потеряла свои раритетные серьги, почему ты не отдал ей свои? Или хотя бы кольцо из носа? Ты совсем о ней не заботишься, а еще на что-то рассчитываешь!
— Ни на что я не... Эй! Родуза потеряла раритетные серьги! А мои — не такие!
— Ну так отдал бы ей свои раритетные дубины! А то чуть что — сразу меня приготовить, а дубины жалко.
— Я предлагал, — сказал Зоромилк тихо.
— Чего?!
— Ничего! Она сказала, что эти дубины не в ее стиле. — Судя по голосу Зоромилка, он был оскорблен в лучших чувствах. — И серьги из них не выкуешь.
— Ах, так тебя отвергли? — предположил Сандзара с издевательским сопереживанием.
— Заткнись, му-у-у! — возмутился Зоромилк, и тут бы им и подраться, кабы не показавшаяся Родуза. При виде ее Чупакен встрепенулся: в правой руке Родуза несла... да, точно. Это определенно была сахарная вата!
— Чупакен. — Змеи на голове Родузы приветственно зашевелились. Не обратив никакого внимания на Зоромилка и Сандзару, она поставила неподалеку от них бутылку с молоком — излюбленным угощением Зоромилка.
На лице Сандзары появилось страдальческое выражение.

3. Лунная принцесса.

Союз злодейских злодеев терпел сокрушительное поражение: венерианский мечник Зородандер и марсианский мастер боевых искусств Санвейдер никак не могли договориться. Притом что делили они, образно выражаясь, шкуру неубитого медведя. Свара шла уже битый час — того и гляди, подерутся, размышлял сосредоточенно наблюдавший за ними агент Чопперсмит.
— Вы, венерианцы, все похотливые сволочи!
— А у вас, марсиан, мускулы вместо извилин!
После часа таких оскорблений Чопперсмит, наконец, начинал понимать, в чем дело.
Санвейдер и Зородандер собирались захватить Луну и жениться на лунной принцессе Робии. Только вот кто будет жениться, так и не решили, а на семью втроем были категорически не согласны. Чопперсмит, если честно, не понимал, в чем дело: ведь Санвейдер, как мастер боевых искусств с Марса, не мог жить без войны. А Зородандер, как и положено влюбчивым венерианским мечникам, увидел как-то портрет Робии — и пропал. Самое время напасть на ее страну — именно так венерианцы проявляли свои чувства. Больные люди, покачал головой Чопперсмит, оттопыривая нижнюю челюсть.
— ...и тогда я стану принцем! — Кажется, осуждая этих клоунов, Чопперсмит что-то прослушал. Точно! Санвейдер собирался жениться на лунной принцессе Робии, чтобы стать принцем. Так вот для чего она была ему нужна.
— Обломись, принц королевства идиотов!
— Пошел нафиг, спец по принцессам!
Даже если кто-то из них женится на лунной принцессе Робии, их ждет неприятная неожиданность, подумал Чопперсмит не без злорадства.
Когда оттопыриваешь нижнюю челюсть — целоваться неудобно.
А вот кусаться — самое то.

4. Цветочный след.

О программе свиданий Зорокиллер и Робифлован никогда не договаривались, но обычно все проходило так: сначала она кормила его онигири, потом он пропалывал для нее грядки с цветами, стараясь при этом ничего не потоптать, а потом они вместе шли посмотреть на героического Чоппермэна.

5. Саке под сакурой.

С недавних пор Зорояма-сан жила вместе с Робино-сан. Робино-сан всегда могла заплатить арендную плату, а Зорояма-сан — нет. Зато она умела резать. Это умение Робино-сан и понадобилось.
— Зорояма-сан, рыбу будешь резать во дворе, рядом с дровами, — строго наказала Робино-сан. — Поленница — в противоположной стороне от дома.
Так Зорояма-сан и поступала, и они неплохо жили, только Намиджима-сан все удивлялась: зачем Робино-сан это нужно.
Как-то раз — дело было весной — Робино-сан предложила:
— Пойдем смотреть на цветы, Зорояма-сан.
— Чего я там не видела, — проворчала Зорояма-сан.
— Сакура очень красиво цветет. Самое время выпить под ней саке, Зорояма-сан. — Робино-сан покачала у Зороямы-сан перед глазами полной бутылкой.
Не пойти после этого было бы настоящим преступлением.
Зорояма-сан знала, что Робино-сан умеет пить, но они выпили под сакурой не одну бутылку и даже не две, и в конце концов Робино-сан заснула. Вечерело.
— Нечего оставлять ее здесь, — решила Зорояма-сан. — Еще простудится. Отнесу-ка я Робино-сан к ней домой!
С этими словами она устроила Робино-сан на своей спине и отправилась в долгий путь.
Конечно, Зорояма-сан просто не могла заблудиться.
...Наутро пришедшая за арендной платой Намиджима-сан нашла Зорояму-сан у Робино-сан в кровати.

6. Поцелуй смерти.

В который раз семья дона Зоросиа столкнулась с семьей дона Крокодайлини. На этот раз против самого Зоросиа и его верной сподвижницы Намимур выступила донья Робита из семьи Крокодайлини. Робита была очень сильна, поэтому дон Зоросиа лично принял ее вызов. Он думал, сейчас им придется сразиться...
Но донья Робита решила перенести поединок. Вместо того, чтобы выстрелить в дона Зоросиа, она подарила ему поцелуй смерти и назвала время и место, после чего будто растворилась в воздухе.
— Не ходи, дон Зоросиа! — сказала перепуганная Намимур. — Она тебя убьет!
— Как же я могу не пойти? — возразил дон Зоросиа. — Это вызов.
В условленное время он стоял возле двери здания, которое ему назвала Робита, в полной боевой готовности. Стоило Зоросиа нажать на кнопку дверного звонка, как Робита открыла ему дверь.
Она была босой, одетой только в халат, и поцеловала его снова, не успел дон Зоросиа даже пройти в прихожую.
— Хорошо, что ты пришел. Приступим?..
Прежде чем дон Зоросиа успел объяснить, что вообще-то он сюда драться пришел, отнекиваться стало поздно.
…Через несколько дней донья Робита вступила в семью Зоросиа.

7. Ее сад.

— Она не милая, — отрезал Робипри.
Бриф-Ниф тут же предложил закопать Зороснежку, раз уж она такая не милая и Робипри не хочет ее целовать. Робипри тяжко вздохнул:
— Нет, закапывать ее — это слишком жестоко. Так и быть. Придется потом почистить зубы...
Этим Робипри и занялся — после того, как поцеловал Зороснежку, и она все-таки проснулась.

...Зоро проснулся.
С содроганием посмотрел на новые цветы, которые Робин взялась выращивать на палубе «Санни».
Цветы были непростые: когда Зоро засыпал рядом с ними, ему снились на редкость бредовые сны.

@настроение: лечусь об котов)

@темы: фанфики, из жизни, One Piece