Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Первая официальная рецензия на мой роман, ми-ми-ми :inlove:
Почитать можно здесь, на сайте электронного журнала "Світ фентезі" - “Vivat Academia!”: Магічні візерунки на тлі апокаліпсису. Автор - Ната Гриценко.
Огромное спасибо за такой чудесный отзыв! :heart:
*
А это фик с ФБ-2016. Идея, по традиции, сформировалась еще в начале 2011 года.
Этот текст - последняя часть АУшного цикла про Хьюг, который я где-то тогда и задумала. Фики в цикле между собой не связаны, АУ в них тоже разные. Каждая работа представляет определенного члена клана как то или иное природное явление. И все они завязаны на Хинате.
"Водопад" - фик про Хиаши, "Ледник" - про Недзи, "Лавина" - про Ханаби, "Мираж" - про Хинату глазами Недзи.
Этот фик - тоже про Хинату. Как и в "Мираже", большой вопрос, есть ли в тексте сама Хината.
Отзывы на работу на ФБ - здесь.
Спасибо моим чудесным бетам и всем, кто прочитал этот фик! :heart:

Название: Кислотный дождь
Автор: Laora
Беты: Glololo, Rileniya
Фандом: Наруто
Пейринг/Персонажи: Недзи/Тен-Тен, за кадром Недзи/Хината
Категория: гет
Размер: мини, 1154 слова
Жанр: ангст
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Все не так, как считает Хината.
Примечание/Предупреждения: все персонажи совершеннолетние; возможен ООС

В тот день шел дождь.

А Хината выполняла задание Хокаге. Заглянуть к Яманака Ино, проверить, сколько ящиков кунаев принято за сегодня... Хината не знала, почему Цунадэ-сама симпатизирует ей, но в самой симпатии не сомневалась: Хокаге вызвала именно ее не просто так.

Чтобы Хината почувствовала себя нужной.

Она и чувствовала: несмотря на дождь, у нее было хорошее настроение, хотелось раскинуть руки в стороны и полететь, и вот тогда, может быть, из-за мыслей о полете («они всегда будто в полете, когда тренируются, напарники») Хината заметила в переулке Недзи и Тен-Тен.

Сначала она хотела их окликнуть — пожелать хорошего дня, к примеру. Они с Недзи нередко так поступали, встречаясь в Конохе: желали друг другу хорошего дня, улыбались, а потом расходились каждый по своим делам. Обычай, которым оба старались не пренебрегать, как бы ни спешили.

Если при этом с Недзи была Тен-Тен, или Ли, или они оба, с Гай-сенсэем, Хината здоровалась и с ними — а Недзи, случалось, приветствовал и ее команду. Ничего необычного... решительно ничего...

Необычное все-таки было. Хината поняла это, присмотревшись к Недзи и Тен-Тен.

Они целовались. Так отчетливо-жарко. Так сладко. Руки Тен-Тен лежали у Недзи на плечах, а его — обвивали ее талию. Хината была на редкость неопытна, куда неопытнее, чем положено куноичи ее возраста, но даже она могла сказать: за такими поцелуями следует одежда, разбросанная по полу, и стоны страсти, добрести бы только до дома... нет? Согласна и здесь? Я тоже.

Хината поспешила уйти — не хотела видеть, что будет дальше. Оставила их наедине друг с другом. Впрочем, они наверняка не заметили ее присутствия — Хинату было легко потерять из виду, это приходилось кстати на миссиях и сейчас тоже выручило.

Дождь продолжал накрапывать — не настолько сильно, чтобы возникло желание переждать его под ближайшей крышей. Недзи и Тен-Тен, наверное, вообще все равно. Их сейчас даже ливень не отвлечет друг от друга.

Хината шла по улице — и не могла выбросить только что увиденное из головы. Щеки пылали: им было хорошо вместе, Недзи-нии-сану и его напарнице... Тен-Тен. Им было хорошо.

Хината хотела бы знать, почему ей теперь — плохо.

***

Волосы у Тен-Тен были очень жесткими и не особо густыми, потому каждое утро она убирала их в практичную прическу, а каждый вечер расчесывала, чтобы потом завязать в два хвостика. Без этого волосы ночью страшно путались, и, проснувшись, Тен-Тен рисковала увидеть в зеркале форменное пугало.

Недзи не смотрел на нее, когда она просыпалась. Он никогда не оставался на ночь.

Они начали спать вместе чуть меньше года назад, и от этого ничего особенно не изменилось: Недзи по-прежнему прикрывал ей спину на миссиях, помогал на тренировках и уходил, если того требовали загадочные дела его клана. Они не встречались в людных местах, не нуждались в романтической чуши. Они были больше — напарниками, спутниками, людьми, готовыми доверить друг другу свои жизни...

Тен-Тен могла сколько угодно оправдывать этими словами себя и Недзи, но правда оставалась правдой: он не любил ее. Да и она не могла сказать, будто любит его, не была уверена, умеет ли вообще любить. Влюбляться — да, это Тен-Тен умела. А еще — довольствоваться малым.

Поэтому она не возражала, когда в их первый раз Недзи распустил ей волосы. Высвобожденные пряди оказались такими жесткими, что, не забранные в привычных два пучка, никак не желали лежать ровно — путались, мешались, напоминая темную проволоку. Недзи потратил некоторое время, приводя их в порядок. Делал он это гораздо лучше, чем сама Тен-Тен: у него была богатая практика.

Потом он спросил, может ли завязать ей глаза. Тен-Тен не имела ничего против.

Она не сомневалась, что, лишив ее возможности видеть, Недзи выключит свет, чтобы самому видеть как можно меньше.

Так оно и вышло.

Тен-Тен не знала, закрывал ли он глаза, когда ласкал ее. Ее это не слишком волновало, если по правде: Недзи оказался чутким и внимательным любовником. Ее удовольствие значило для него не меньше, чем собственное, и со временем Тен-Тен убедилась: таким образом он расплачивается за то, что использует ее.

С распущенными волосами она напоминала другую куноичи. Та же челка, почти одинаковая форма лица и губ. Даже фигуры у них в чем-то были похожи: Тен-Тен чуть выше и спортивнее, Хьюга Хината — ниже ростом, но едва заметно шире в груди и бедрах.

Если бы еще не цвет глаз... И не более темный цвет кожи — Тен-Тен, в отличие от Хинаты, много и часто бывала на солнце.

Тен-Тен и ранилась наверняка куда чаще. Она использовала разное холодное оружие, Хьюги всегда сражались только врукопашную.

У Тен-Тен был шрам на шраме, а Недзи мечтал о другой — улыбчивой, равнодушной, с гладкой кожей и лицом хрестоматийного ангела.

Темнота могла исправить и это. Достаточно завязать глаза — ночью все женщины одинаковы, если только у них нет бьякугана.

Тен-Тен знала это все уже тогда, в их самый первый раз, но не сказала Недзи ни слова. Они вообще мало говорили.

А следовало бы. Все затягивалось, как жевательные конфеты, которые можно увидеть у детей на улице, и однажды у Тен-Тен появилась абсурдная уверенность: он сделает мне предложение. Это же Недзи. Он мой напарник, я доверяю ему свою жизнь и знаю его самую заветную тайну. Мы спутники, сообщники, и, хотя между нами нет любви, я стану его женой.

Это было так же верно, как то, что Недзи никогда не откроет своих чувств Хинате, а она никогда не станет главой клана Хьюга. Гений младшей ветви и изгой ветви старшей — между ними по-прежнему пропасть, и ни достижения Недзи, ни сомнительное положение Хинаты этого не изменят.

Потому что пропасть, разделяющая их, — у Недзи в голове.

Не настолько-то она и выше его по статусу, на самом деле. Не настолько выше, зато во много раз несчастнее: не зря поверила в худшего ученика Академии, Наруто. Хинате просто больше ничего не оставалось: она увидела в Наруто себя, такого же униженного, но не сдающегося, и последними остатками самоуважения потянулась к нему. Давай, Наруто. Вперед. Если у тебя получится, я верю, что получится и у меня.

Недзи не сомневался, что у него получится, — пока не доходило до Хинаты, и это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Тен-Тен знала: даже сейчас, когда у Недзи и Хинаты подчеркнуто хорошие отношения, когда они показательно здороваются посреди Конохи и желают друг другу хорошего дня, — даже сейчас Недзи не рискнет не то что признаться Хинате, но и просто прикоснуться к ней. Поцеловать в щеку, или подхватить на руки, или сделать еще что-нибудь совершенно невинное, допустимое между братом и сестрой.

Потому что в исполнении Недзи это «что-то» невинным не будет. И допустимым — тоже.

Он, наверное, думал, что сделал выбор и никогда не пожалеет, но жалел каждую ночь, проведенную с Тен-Тен. Его «выбор» был бегством от решения, трусостью. Он предпочел более легкий путь, как и Тен-Тен, удовольствовался малым — и собирался довольствоваться всю оставшуюся жизнь.

Осознав это, Тен-Тен поняла, что не хочет быть женой Хьюга Недзи или его любовницей. Не хочет быть для него вечной заменой, не хочет принимать его обман и исцелять душевные раны, которые он сам себе наносит собственной ложью.

Все это время она лгала так же, как он, и в этом не было ни капли любви.

В день, когда Тен-Тен рассталась с Недзи, шел дождь.

Их последний поцелуй — в переулке, посреди дня, кто угодно мог увидеть, — отдавал кислотой.

Но Тен-Тен знала: так правильно.

изображение

@темы: фанфики, из жизни, Vivat Academia!, Naruto