Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Более позднее краткое сравнение "Йоны" и "Саги о Гуине" можно прочитать здесь; про "Йону" и "Семь Смертных Грехов" - тут.
Спасибо Рагни Алькари за рассказ о "Таинственной игре" и схему; demi-chan, Ниал, Дьявольская Трель (*..Shu..*) и Мицуки Сенджу за интереснейшие беседы и дополнения.
Дополнения, впрочем, всегда актуальны. А какой канон вам напоминает "Йона"? ;)

Название: Идейные предшественники «Йоны»
Автор: Laora
Фандом: Akatsuki no Yona
Форма: фандомная аналитика
Пейринг/Персонажи: основные
Категория: джен
Рейтинг: G
Размер: 3331 слово
Краткое содержание: О семи произведениях японской массовой культуры («Берсерк», «Басара», «Таинственная игра», «Сказание об Арслане», «One Piece», «Отныне Мао — король демонов!», «Lamento -Beyond the Void-»), которыми, возможно, вдохновлялась Кусанаги-сенсэй в работе над «Йоной».
Предупреждения: обзор достаточно поверхностен и содержит только некоторые возможные источники вдохновения; в восприятии тех или иных аниманг много махрового имхо, возможны неточности в матчасти; буду рада, если кто заметит и подскажет дополнительные варианты

Как известно, анимешники, предпочитающие аниме определенного жанра, не могут не подмечать между ними схожести. Разобраться, что было раньше, курица или яйцо, обычно несложно — достаточно взглянуть на год выпуска того или иного тайтла. Куда сложнее — отследить все возможные источники вдохновения автора. Да что там, это попросту невозможно. Ведь жизненный опыт каждого человека уникален, а существующих произведений, которыми можно вдохновиться, так много. К тому же, сейчас они легкодоступны.

Впрочем, мы и не будем ставить перед собой такие глобальные цели. Просто укажем, на наш взгляд, наиболее вероятные источники вдохновения для Кусанаги-сенсэй, учитывая год выпуска ее манги «Akatsuki no Yona» — 2009 — и жанры, указанные на ридманге: романтика, психология, драма, боевик, история, сёдзё, комедия, гарем, фэнтези, приключения.

Первый и, на наш взгляд, наиболее очевидный кандидат в источники вдохновения для «Йоны» — это аниманга «Berserk», год выпуска 1989.

Очевидные параллели: есть троица друзей с противоречивыми отношениями. В «Йоне» это Су-Вон, Йона и Хак. В «Берсерке» — Гриффит, Каска и Гатс. Плюс наивная принцесса Шарлотта, которая искренне любит своего избранника, Гриффита, и готова простить ему что угодно... но ее отец, король страны Мидланд, не позволяет им быть вместе. Ко всему прочему добавляется влюбленность Каски в Гриффита, а потом и в Гатса, влюбленность Гатса в Каску, готовность служить Гриффиту, и противоречивые чувства самого Гриффита к Гатсу, из-за которых отдельно взятые фанаты «Берсерка» и утверждают: «яой в этой манге мог бы спасти мир». Вряд ли бы спас, конечно.

Еще есть стремление Гриффита к трону, ради которого он жертвует всеми своими товарищами, в том числе Гатсом и Каской, после чего с их помощью перерождается и начинает строить свой «лучший новый мир». Беглая встреча возрожденного Гриффита с Каской, которую он прикрыл своим плащом, защитив от камнепада, и Гатсом, который при встрече попытался Гриффита убить, прилагается. Ничего не напоминает?

Можно сказать, что «Йона» — это если бы Гатс охранял и любил принцессу Шарлотту, которая увидела бы, как Гриффит в попытке занять трон убивает ее отца, сбежала бы при помощи Гатса, по дороге узнала бы о волшебных драконах и начала прокачивать собственные боевые умения, чтобы стать «Каской», а при следующей встрече с Гриффитом сохранила бы разум.

Эти две манги совпадают и по некоторым жанрам, таким, как психология, боевик, романтика, фэнтези, драма и приключения. В обеих есть пророчество о значимой фигуре, правителе, и скитания группы приключенцев, которая постепенно растет, визит к мудрому советчику (в «Берсерке» это волшебница Флора, в «Йоне» — пророк Ик-Су) и присоединение к группе помощника этого советчика (в «Берсерке» с Гатсом и Каской теперь путешествует Ширке, ученица Флоры, в «Йоне» к Йоне и Хаку присоединяется Юн, воспитанник Ик-Су), характерное для фэнтези разделение на стихии и победа над внешним врагом, «иностранцем».

В чем они не совпадают: во-первых, разная целевая аудитория. «Йона» — это все же седзе, история про девушку и для девушек. «Берсерк» — сейнен, история для парней постарше, и главный герой — тоже парень. С другой стороны, как автор «Берсерка», Кентаро Миура, использует некоторые приемы седзе, так и мангака «Йоны», Кусанаги Мизухо, пользуется некоторыми приемами сенена. В обеих мангах хватает крови, и там, и там есть элементы хоррора, хотя в «Берсерке» хоррор безусловно выражен ярче и показывает враждебность всего окружающего мира. Мир «Йоны» же, в целом, дружественен. Несмотря ни на что. И это второе различие.

Можно еще сказать, что, хотя жанр «гарем» в описании «Берсерка» не указан, последние глав сто манга именно гарем напоминает: один парень, в которого влюбилось много разных девушек. Среди них есть одна особенная, но с ней все сложно. Сменить всем пол — и будет, с некоторыми поправками, настоящий реверсный гарем с главной героиней-девушкой. Как в «Йоне».

И последний убойный аргумент: мангаки явно знакомы друг с другом и с творчеством друг друга. В пользу этого — фанарт, который Кентаро Миура, автор «Берсерка», нарисовал по «Йоне» (и чем Кусанаги Мизухо безумно восхищалась):



Хак и Йона; Ки-Джа, Зено, Шинья, Йона, Джи-Ха, Юн, Хак.


Есть и другие моменты. Например, тот, где Хак и Йона вместе срываются с обрыва, как Гатс и Каска в «Берсерке». Только в «Йоне» это она пытается удержать его, не он — ее, как Гатс — Каску.

Еще присутствует некая схожесть внутреннего монстра Шиньи с внутренним монстром Гатса, которая, впрочем, может быть и случайной — внутренние монстры много в каких канонах встречаются. Но есть и еще одна схожесть — именно в звездное небо смотрят и Шинья, и Гатс, когда понимают смысл своей жизни. Недаром на арте Кентаро Миуры Шинья похож на Гатса больше всех, тогда как Ки-Джа чем-то напоминает Серпико, тоже обладателя стихии Ветра, а Джи-Ха — Родрика... в каноне «Берсерка» — обворожительного капитана корабля, милого с дамами.

Ну и многозначительное «Я хочу тебя» в адрес Хака — сначала от Су-Вона, потом, в еще более пародийном ключе, от Джи-Ха. Именно эти слова Гриффит говорит Гатсу после первой встречи: «Я хочу тебя». Только вот Хак не потерянный угрюмый одиночка, как Гатс, Хак — генерал клана Ветра, и дерется он явно лучше Су-Вона, так что до поединка у Су-Вона с Хаком, как у Гриффита с Гатсом, не доходит. Вместо этого Хак обещает служить Су-Вону, если тот женится на Йоне. А от Джи-Ха вообще удирает.

Комичные выражения лиц Гриффита и Су-Вона в мангах тоже похожи — потому что в манге Гриффит куда менее серьезный, чем в обеих экранизациях берсерковской арки «Золотой век».

Перейдем ко второму возможному предшественнику «Йоны». Это аниманга «Басара», год выпуска 1991.

Очевидные параллели: есть главная героиня, девушка, потерявшая семью. В «Басаре» это Сараса. Ее отец и брат были убиты по приказу Красного Короля, повстречав которого инкогнито, Сараса влюбляется. Что не мешает ей бороться против Красного Короля в целом и его отца, императора, в частности. Поначалу — ради мести, после — чтобы улучшить жизнь страны и даже привести ее к новому государственному строю. Для этой цели Сараса изображает своего убитого брата-близнеца, Татару, которого называли «избранным ребенком» и о чьем рождении было пророчество, носит его одежду, называется его именем и под этим именем вербует себе войска. А для этого ей нужно собрать четыре священных меча — Бьякко и Сузаку первые из них.

В обретении второго меча Сарасе помогает женщина-пират, возглавляющая свою команду, Чача, которая, в отличие от Ги-Ган в «Йоне», молода; страна Сарасы, Япония, разделена на четыре части, в каждой из которых заправляет один из детей императора — Красный Король, Синий Король, Черный Король и Белая Королева. Сам император находится в столице Киото... сходство которой с Кууто из «Йоны» несомненно — вот вам и историческая параллель. Кроме того, Сараса, как и Йона с драконами в главах после таймлайна аниме, путешествует в составе бродячего театра.

Что еще интересно — в аниме, маскируясь под своего брата, Сараса одевается неуловимо похоже на Зено. Или, может, дело в прическе...

«Йона» — это если бы Сараса с самого начала была принцессой, а не девушкой из деревни, близко знала Красного Короля с детства и была ранена как тем, что он убил ее семью, так и его предательством. Если бы у Сарасы не было брата-близнеца, а друг ее детства выжил и стал сильнейшим воином, готовым стоять насмерть, лишь бы ее защитить. Если бы мужское не воспринималось как изначально враждебное.

В чем эти аниманги не совпадают: в позиции женского персонажа. С одной стороны, у Сарасы с самого начала больше союзников, чем у Йоны, с ней не один Хак, а целая деревня, верящая в ее избранность. С другой стороны, в «Йоне» нет гендерной интриги, ей не приходится изображать мужчину, быть кем-то другим, чтобы получить помощь. С одной стороны, мать Сарасы жива, и в «Басаре» раньше появляются значимые женские персонажи. С другой стороны, эти персонажи, во всяком случае, поначалу, ведут себя достаточно стереотипно и тесно привязаны к персонажам мужским, зависимы от них, подчинены им. Даже сильная пиратка Чача хочет быть желанной для любого мужчины. Вряд ли это применимо к Ги-Ган или таким персонажкам «Йоны», как Аюра и Тетора. С одной стороны, Сараса поначалу кажется самостоятельнее и воинственнее, чем Йона, — она просто не может ошибиться, ведь иначе жители ее деревни не поверят, что она мужчина. С другой, у Сарасы нет гармонии с мужским началом в себе, как у Йоны, несмотря ни на что, Сараса продолжает звать брата, чтобы он ей помог, и сокрушаться, что она не может заменить его, потому что девушка. Ситуация с Йоной другая, ей и в голову не приходит аргументация «не могу быть императором Хирю, потому что я девушка».

Йона взаимодействует с мужским, при этом оставаясь собой.

Помимо того, поскольку «Басара» — это дзесей, манга, рассчитанная на девушек постарше, страданий и мрака в ней куда больше, чем в «Йоне». Йона видит смерть ребенка в Аве — но это чужой, незнакомый ей ребенок. На глазах Сарасы один за другим умирают люди, которых она знала с детства.

И, конечно, «Басара» — это не реверсный гарем. Именно потому, что мужское тут воспринимается как враждебное, ради полноправного взаимодействия с которым нужно притворяться кем-то другим. Секрет реверсного гаремника именно в гармонии с противоположным полом, тем более, если эта гармония ограничивается бромансом, как в случае с «Йоной».

Третий возможный прототип «Йоны» как раз реверсным гаремником и является. Это аниманга «Таинственная игра», год выпуска 1992.

Очевидные параллели: есть главная героиня, которой для высшей миссии даны божественные хранители (их еще нужно найти и убедить следовать за собой), красавцы как на подбор. В «Таинственной игре» это Миака. Миака — девушка из нашего мира, перемещенная во Вселенную четырех богов. Это уже знакомые нам Сузаку, Сейрю, Генбу и Бьякко, каждый из которых покровительствует определенной стране. Миака становится жрицей Сузаку (страна Конан), а ее подруга, Юи, вместе с ней попавшая во Вселенную четырех богов, — жрицей Сейрю (страна Куто). Правитель Куто собирается захватить и поработить другие четыре страны, так что Миака и Юи, раньше друзья, оказываются по разные стороны баррикад, как Йона и Су-Вон. Вдобавок, и Миака, и Юи влюбляются в одного из хранителей Сузаку — Тамахоме, поэтому они еще и соперницы в любви. И как тут не вспомнить момент, когда Су-Вон пытался перетянуть Хака на свою сторону?..

Кроме того, между хранителями Миаки и спутниками Йоны тоже достаточно много общего. Тамахоме похож на Хака не только тем, что связан с Миакой плотнее остальных. Он еще так же неравнодушен к деньгам, и у него тоже большая родня. Джи-Ха и Таски, оба «благородные бандиты», оба носят выделяющуюся одежду, но на этом схожесть заканчивается и идет противоставление. Джи-Ха любит женщин, Таски — женоненавистник. Джи-Ха — пират, Таски — из гор, не умеет плавать и боится воды. Чичири, маг и монах, носит маску, как Шинья, а вот молчаливостью Шиньи и кавайным элементом на плече (кошкой вместо белки Ао) обладает другой персонаж, лекарь Мицукаке. А Чичири больше всего похож на Зено — кажется на редкость позитивным, хотя и со странностями, а потом снимает маску и оказывается серьезным персонажем со своей драмой. Умением Юна всех строить обладает Нурико, так же, как и Юн, ничего не имеющий против женской одежды. Только, в отличие от Юна, он сводничает, как Джи-Ха. Малолетний же гений в «Таинственной игре» — это Чирико, совсем юный и невинный. Император страны Конан, Хотохори, внешне подозрительно похож на Су-Вона, а по характеру чем-то напоминает самоотверженного Ки-Джа, правда, понаглее и поспокойнее. Все же император.

«Йона» — это если бы Миака враждовала не с Юи, а с Хотохори, в которого была бы влюблена с детства и который бы убил ее отца; если бы не она была влюблена в Тамахоме с самого начала, а он — в нее; если бы она была принцессой, а не пришелицей из другого мира; если бы она одна обладала правом собрать хранителей в количестве четырех; наконец, если бы обладала своим сильным и трагическим прошлым, мрачной решимостью и склонностью к непреложному лидерству. И если бы точно не знала, что конкретно делать, чтобы улучшить жизнь страны. А то в «Таинственной игре» для этого достаточно призвать Сузаку, больше жрице ничего делать не требуется.

В чем эти манги не совпадают: в том, насколько самобытна главная героиня, и в глобальности истории, в случае с «Йоной» более реалистичной. То, что для Миаки — попадание в сказку, для Йоны — часть ее реальности, которая была всегда.



Персонажи «Таинственной игры»: Чирико, Чичири, Нурико, Таски, Мицукаке, Тамахоме, Хотохори. Схема сделана Рагни Алькари.


Четвертый возможный источник вдохновения для «Йоны» — это аниманга «Сказание об Арслане», созданная по романам Танаки Ёсики, первый из которых был издан в 1986 году.

Тут параллелей меньше, чем различий, поэтому и разговор пойдет только о них. Вкратце: есть наследник престола, после свержения предыдущего правителя вынужденный скрываться, но при этом укрепляющийся в своем предназначении, есть соратники, которые его поддерживают, и их должно набраться строго определенное число, есть пророчество, есть магический символ власти, в случае «Сказания об Арслане» — меч, которым может владеть только истинный правитель. За этим мечом охотится главный противник Арслана и его вроде бы родственник, принц по праву, Гермес. В дальнейшем оказывается, что вот Гермес как раз по праву рождения — принц, а Арслан — нет. Тем не менее, Арслан хочет улучшить жизнь своей страны, Парсы, отменить рабство, а вот Гермеса больше заботит его собственная трагедия.

События «Арслана» гораздо масштабнее, чем события «Йоны», связь опосредствованна, но может быть и не случайной.

Похожи чем-то и соратники Арслана и Йоны. У обоих рядом есть могучий генерал, готовый ради них черту рога свернуть: Дариун у Арслана, Хак — у Йоны. С этим генералом взаимодействует стратег: Нарсес в случае Арслана, Су-Вон — в случае Йоны, пусть и находится «по другую сторону». Судя по текстам романов, Су-Вон и Нарсес похожи даже внешне: у обоих светлые волосы, завязанные в хвост. Связи в разных слоях общества и неприятие рабства прилагаются.

Су-Вон чем-то неуловимо похож и на самого Арслана. С виду мирный, при этом может быть опасным противником: своего первого врага Арслан убивает, когда ему нет даже шестнадцати лет, защищая собственную жизнь. И, конечно, сокол Арслана — почти такой же позже будет у Су-Вона.

У Нарсеса из «Арслана» есть слуга Элам, в чем-то похожий на Юна. К примеру, Элам без проблем облачается в женскую одежду и отлично справляется с повседневными делами вроде готовки и стирки. При этом он привязан к Нарсесу так, что не мыслит без него жизни, и отлично стреляет из лука. Юн по сравнению с Эламом гораздо субъектнее... и куда больший пацифист.

Как и «Таинственная игра», манга по «Арслану» содержит элементы комедии. Отсюда возможная связь «Йоны» с еще одной анимангой, которую Кусанаги Мизухо упоминала в числе своих любимых. Это аниманга «One Piece», год выпуска 1997, сенен и однозначная комедия, но при этом с очень сильными драматическими моментами. По количеству юмора, тому, что речь идет о сборе команды одним лидером, и по насыщенности эмоций «Йона» напоминает «One Piece». «One Piece» — это манга про пиратов, неудивительно, что именно персонаж-пират, Джи-Ха, больше всего похож на одного из персонажей «One Piece», Санджи. Та же склонность драться ногами, тяжелое детство, желание вырваться на свободу. То же самое обожание женщин, правда, поскольку «Йона» — седзе, а не сенен, оно подано с другой стороны. Сюда же и однозначную отвратительность отпетых злодеев, и бывших врагов, с которыми теперь можно договориться. Или хотя бы потерпеть какое-то время. Стоит заметить, что главный герой «One Piece», Луффи, как и Йона, растет над собой, впервые столкнувшись со смертью, потеряв близкого человека — впрочем, не своего отца, а сводного брата, Эйса. Хотя этот сюжетный ход достаточно распространенный.

К тому же, как Хак предан Йоне и готов на все ради нее, так Луффи предан его первый помощник, Зоро. Вассальная черта, типично восточная — в том же китайском фильме «Клятва» гиперболизированная верность господину показана во всей своей абсурдности. Но и у Хака, и у Зоро совсем другая ситуация, к счастью — у них все результат личного выбора, статусные границы в современном обществе не такие жесткие.

Самого Луффи с Йоной сравнить непросто, разве что по тому, что оба они стремятся защитить своих товарищей-накама во что бы то ни стало... и по тому, что на деле эти товарищи — их семья.

В «One Piece» есть свои принцессы, например, Виви — она в добровольном изгнании, как и Йона, потому что радеет за благополучие своей страны. Временно она становится частью команды Луффи, но это они помогают ей, не наоборот. Виви все же — скорее спасаемая принцесса, чем лидер. Во всяком случае, в пределах основной истории. Закономерно — в манге с жанром сенен главный герой обычно мужского пола. В «Йоне», как в седзе, у нас не главный герой, а главная героиня.

Связь между «One Piece» и «Йоной» несомненна, но при этом ощутима скорее на уровне атмосферы и взаимоотношений в команде, чем на уровне сюжета.

Шестая аниманга, которую стоит упомянуть в связи с «Йоной», — это «Отныне Мао - король демонов!», основанная на романах Томо Такабаяси, первый из которых вышел в 2000 году. На первый взгляд связь между ними кажется совершенно неочевидной, ведь главный герой «Мао» — японский школьник из нашего мира, попавший в параллельный мир и сразу ставший там королем, без драм прошлого, попыток отвоевать престол... зато с гаремом из парней, все — красавцы как на подбор. Поскольку Кусанаги Мизухо уважает яой, во всяком случае, намеки на него, и использует их в собственных мангах, есть основания полагать, что «Мао» не прошел мимо нее.

Кроме того, по мере развития событий в «Мао» параллелей между этим тайтлом и «Йоной» становится все больше. Есть человек, которому главный герой, Юури, безгранично доверял, который всегда был рядом, но потом предал — Конрад Веллер. При этом Конрад продолжает действовать в пользу Юури, выручает его, совершенно шокированного и ничуть Конраду не доверяющего, и т. п. Да и вообще, его «предательство» — часть замысла. А тут еще и тема с реинкарнациями всплывает. Оказывается, страну, которой теперь правит Юури, Шин-Макоку, основал Истинный Король (имя не названо) при поддержке своих верных соратников. Все соратники позже переродились, а Истинный Король стал призраком-божеством, пристально следящим, что происходит в реальном мире. Сейчас переродившиеся соратники Истинного Короля служат Юури. Каждому из них соответствует определенная стихия — и ларец, отвечающий за эту стихию, в которой заперто местное мировое зло, Властелин. Властелина-то и нужно уничтожить Юури, для чего требуется собрать ларцы. Снова тема стихий и «всех их вместе соберем». К тому же, Истинный Король, похоже, не особо желает Юури добра, да еще и прошлая реинкарнация Юури — слепая девушка по имени Джулия, которая умерла, но все еще значима для окружающих его персонажей.

Йона же в прошлой реинкарнации была императором Хирю. Ее отношения с тем же Зено чем-то похожи на отношения окружения Юури с ним: он помнит ее в предыдущем перерождении. И тоже смена пола. И тоже — правитель, который путешествует, чтобы всех помирить и избавить людей от страданий, причем не знает, как именно это сделать, а потому ищет собственные пути. Реинкарнации короля и его соратников — вообще очень мощный сближающий момент.

Такое количество параллелей уже не кажется случайным, хотя кто знает.

Седьмой и пока последний пункт в нашем списке, — это не аниме, а игра «Lamento -Beyond the Void-», выпущенная в 2007 году. Это высокорейтинговая яойная игра-эроге, то есть, снова реверсный гаремник, только с парнем в главной роли, который может выбирать себе в пару другого парня из предложенных. «Lamento» вдобавок чем-то напоминает «Берсерка», она куда жестче, чем «Йона», и высокий рейтинг у этой игры не только из-за НЦшных сцен. Крови тоже хватает.

Опосредствованное сходство, например, голод и разруха в стране, которые можно исправить, а вместе с этим разобраться в себе, скорее всего, случайно и никак «Йоны» не касается. Тем более что главный герой игры, Коноэ, не правитель и не благодетель. Игра начинается с того, что его прокляли, и мир будет уничтожен, если он не разберется с этим проклятием.

Что же именно в «Йоне» заставляет вспомнить «Lamento»? Образ персонажа по имени Асато. Этого парня считали проклятым с самого рождения, ненавидели и боялись. Он нелюдимый, неразговорчивый, но очень добрый. Как Шинья. Как Шинья из «Йоны», Асато живет в закрытой деревне и не решается из нее выходить. Как Шинья готов убить Йону ради деревни, лишь бы сохранить секрет своих глаз, так Асато готов убить Коноэ, потому что так велел вождь, потому что это в интересах деревни. И, как Шинья решается покинуть деревню и вместе с Йоной увидеть большой мир, так на это решается Асато — с Коноэ. Ни Шинья, ни Асато толком не ориентируются в окружающем мире и не знают цены деньгам, хотя при этом Асато более агрессивен и цапается с другим спутником Коноэ, Раем. Про Шинью этого не скажешь — он не вступает в конфликты ни с кем. У Шиньи есть отец, который научил его любить, у Асато — приемная мать, Кагари. И Шинья, и Асато — мечники, они оба способны превращаться в жуткое чудовище, которое готово сожрать самого любимого человека. И Коноэ, и Йона останавливают Асато и Шинью от того, чтобы этим чудовищем стать. Коноэ — ценой того, что отрезает собственную руку. Йоне это удалось более безболезненно, на то и манга рейтингом ниже.

Кроме того, костяная маска у одного из персонажей «Lamento» тоже имеется — это маска Мага/Шамана, живущего как раз в пещере.

Это наверняка не все источники вдохновения для «Йоны»; будем рады услышать ваши версии. Ведь возможных идейных предшественников так много.

Соединяя в себе мотивы из всех них, манга «Akatsuki no Yona» является достойным представителем указанных в ее описании жанров — и своего времени.

@темы: Akatsuki no Yona, Berserk, Kyou Kara Maou, Lamento, One Piece, аниме, которое мне нравится, из литературной жизни, манга, которая мне нравится