17:11 

Книжный флэшмоб, продолжение-2.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Буду кратко писать про каждую из прочитанных книг - и периодически поднимать запись. : ))

1-18)
19-31)

32) Е. Мелемина "Полет попугайчика".
Книга с налетом ужасающей безнадеги - есть вопросы, однозначных ответов нет. И быть не может, наверное. В постмодерновых книгах редко можно найти черно-белых персонажей. Я вообще это люблю. Но тут уж слишком надрывно ближе к концу, скачкообразно. Безжалостно ко всем - и к жертвам, и к палачам, и к виноватым, и к невинным. Местами очень напоминает Кинга, особенно "Кэрри". Или "Ярость". Но только местами: Кэрри была одна, и ГГ "Ярости" - тоже. В чем-то это реалистичнее, в чем-то - наоборот. И Кинг не настолько любил свою Кэрри, не настолько вживался в нее, насколько Мелль-сама любит своих главных персонажей. Ну и да - у него все же с хорошими людьми получше будет, несмотря ни на что. Он не препарирует (слово из романа) их так, чтобы до уродства, какие бы жути ни показывал.
Условия жизни - вот что у Кинга лучше в разы. И дело именно в психологической обстановке.
"Полет попугайчика" читается влет, оторваться невозможно. С женскими персонажами плохо и сложно, естественные для женского организма процессы представлены как нечто омерзительное. Жуткий страх старения для женщины, с мужчинами такого нет; даже самый мерзкий мужской персонаж на страницах книги кажется роднее, ближе и понятнее, чем самый лучший женский, двоякое отношение к феминизму - вроде как и нормально, а вроде как и страшная дурость. Хотя в романе женщины представлены теми, кто правит бал и помыкает мужьями, без мужей они попросту не могут. И далеко не всегда они помыкают - в этом романе, пусть боязливо, несмело, но приоткрывается и обратная сторона. Цитата: "Томми представил: Алекс, уже взрослый, постоянно одергивает свою жену. Он не говорит ничего обидного, обычные фразы: «Сядь. Ты приготовила ужин? Нет, милая, это не ужин. Тебе так кажется. Повернись. Ты думаешь, это платье тебе идет? Припаркуйся правильно. Мне кажется, ты расходуешь слишком много бензина. Где ты была? У Дафны? Эта Дафна просто тупая сучка, и все ее окружение такое же. Ребенок плачет, милая. Ты не умеешь успокаивать детей?» Он будет говорить очень тихо и вкрадчиво, а когда она в отчаянии разобьет первую тарелку, спросит: «Разве я сказал что-то плохое? Разве я кричал на тебя? Откуда такая истерика, милая? С тобой что-то не так. Я всего лишь спросил, где ты была. Ты могла бы просто сказать – в парикмахерской, но вместо этого ты бьешь посуду. Успокойся, на тебя смотрят дети. Каково им знать, что их мать истеричка?» И дети, повзрослев, будут рассказывать школьному психологу: «Мама всегда была неадекватна. Папа очень тихий и спокойный человек, он никогда не повышал на нее голос, а она постоянно орет и психует. Мне жалко папу, он ее очень любит и поэтому терпит все эти истерики»" (с).
А еще в конце романа ярко показана Сара. И она продолжает жить дальше - пусть ее будущий муж как раз черно-белый, подчеркнуто идеальный и однозначно позитивный, пусть этот муж нужен непременно, обязательно - никто другой, способный дарить любовь, не подойдет, не спасет, не даст новый смысл.
Два главных героя с их не доведенной до развязки сексуальной близостью, но с доведенной - смертью, - они разбиты, как не оправдавшие себя зеркала. А из-под осколков робко проглядывает конструктивный выбор, который лично у меня ассоциируется именно с Сарой. Бунтарство закончилось, маски сняты. Пока неуверенно, на покачивающихся ногах, - но уже можно быть собой, хотя бы отчасти. Не представлением о себе.
Мне бы очень хотелось почитать следующие книги Евгении Мелемины. Увидеть, что будет дальше.

33) А. Сапковский, Я. Собота, Т. Колодзейчак, Я. Дукай "Польская фэнтези".
Эту антологию я уже когда-то читала, но тогда уловила только общий принцип каждого рассказа, без деталей.
Название сборника не вполне верное - тут больше научной фантастики, мистики и ужасов, чем фэнтези. Так-то.
Рассказы Сапковского, которые составляют меньшую половину сборника, ожидаемо понравились больше всего.
По порядку:

А. Сапковский "Случай в Мисчиф-Крик" - рассказ о том, как опасно издеваться над женщинами и считать их "ниже" себя, уж коли ты мужчина. И что таких невесть что о себе возомнивших о себе мужчинах ждет. А пан Анджей еще удивляется, почему его принимают за своего феминистки.))
Рассказ - историческая фэнтези, для его написания были использованы реальные справки из прошлого Америки. Очень советую.

А. Сапковский "В воронке от бомбы" - альтернативная история после Чернобыля. Польша, своего рода постапокалиптика, но без ужасов. С юморком. И потому особенно жутко - реалистично, все это совсем рядом с нами, кажется. Достаточно руку протянуть.
Прямые отсылки к Ремарку, его "На Западном фронте без перемен", и "Прощай, оружие!" Хэмингуэя. Но у них было серьезнее и трагичней. А тут - те самые невыносимые условия жизни, которые порождают черный юмор. Несвобода довлеет.
Фэнтези отсутствует.

А. Сапковский "Боевой пыл" - не фэнтези, а космоопера. Та самая шутка пана Анджея, первая "глава" несуществующего романа. Отлично понимаю, почему многие восприняли эту шутку всерьез - написано отменно, за персонажей, наемников, которых кинула нанявшая их организация, переживаешь. Им сочувствуешь. Но сама стандартная схема "чувак, который приобрел пару женщин в холодильнике и теперь будет стрррашно мстить", подана скорее в ироничном ключе.

А. Сапковский "Тандарадай!" - скорее мистика, чем фэнтези, наши дни. Некрасивая Моника отправляется на отдых. Тут бы ей, по всем канонам любовного романа, и встретить свое счастье... Но чувак, который слушает поэзию немецких миннезингеров и просит ему читать, оказывается, просто хотел над ней посмеяться. Сделать ей комплимент, чтобы "она стала хоть чуть красивее". Соседка Моники по комнате спит с ним и советует ему и с Моникой переспать. Моника это случайно слышит - и...
Она может впустить в мир Зернебока/Чернобога, бога смерти. А еще Моника приходит к чуваку, так нехорошо над ней подшутившему, и делит с ним постель. После этого (чувак и соседка Моники получили по заслугам, не сомневайтесь), Моника отправляется на вокзал, чтобы ехать домой. И еще - в ней что-то изменяется.
Бьюсь об заклад, пан Анджей рассчитывал на женскую аудиторию. Ну и намек аудитории мужской - женщина вам не предмет, чтобы судить по внешности.

Я. Собота "Страдания графа Мортена", "Голос Бога", "Это тебе зачтется" - тоже скорее мистика. И ужасы. Мир явно параллельный, но фэнтези не назвать. Мигом вспоминается Эдгар По, только читается куда тяжелее. Тошнотворнее. Все рассказы связаны между собой и являются продолжением друг друга, все описывают невыносимые телесные мучения, пытки, превыше которых - долбанутая на всю голову философия. Рождения Спасителя и Антихриста - одновременно, в анамнезе. К женщинам отношение паршивое, мужчинам достается ничуть не меньше - существование представляется как нечто само по себе тщетное, но все же мужчины тут больше личности.
Читать эти рассказы болезненно почти на физическом уровне, художественная ценность сомнительна куда больше, чем в первой паре томов "Берсерка". Не советую.

Т. Колодзейчак "Прикосновение памяти" - это фантастика, с фэнтези ничего общего. Разлученные возлюбленные общаются через кота. Потому ГГ больше всего на свете кота и любит. В описаниях котов, кошек и котят в этом рассказе чувствуется несомненная любовь, большая, чем в отношениях возлюбленных. Умирающего кота жалко до слез. В общем, да, сентиментализм. После рассказов Соботы - как глоток свежего воздуха.

Т. Колодзейчак "Ночной концерт" - снова фантастика. Что-то в этом сборнике все под одну гребенку. А Колодзейчак, похоже, очень любит животных. Этот рассказ светлее предыдущего, мне понравилось.

Я. Дукай "Мухобой" - и опять фантастика. Планеты, Проходы, инопланетяне. Признаюсь честно - на этом рассказе я ужасно скучала, хотя неприятным и кишковыдирающим он мне не показался. Интересен момент с растениями, которые повторяют фразы и звуки, издаваемые людьми. Конец постмодерновый на все сто, но все равно скучно. Наверное, я - не целевая аудитория.

34) Овидий "Метаморфозы".
Самое интересное в книге - это комментарии. И еще топоним "Аретуза" - бьюсь об заклад, пан Анджей Сапковский именно отсюда его взял для своей школы чародеек. Интересно и то, что римскими богами, одолженными у греков, дело не ограничивается, - упоминаются и египетские, и даже шумерские боги, и не всегда как поверженные противники "своих" богов. Много их было, "своих", видать. Точнее, одолженных.
Если бы мое непредвзятое отношение к литературе, когда все глотается скопом, без разбору, еще было бы в полной мере со мной, - "Метаморфозы" могли бы мне понравиться. Это сборник мифологических сюжетов разной степени трагичности, на который автор явно потратил море труда и провел кучу исследовательской работы.
Теперь же "Метаморфозы" воспринялись как руководство по издевательствам над женщинами. Если ты король или бог, то можешь преследовать бедняжку, пока она не предпочтет превратиться в дерево, лишь бы не быть с тобой; можешь изнасиловать ее и вырвать ей язык щипцами, чтобы никому об этом не рассказала; можешь превратить неугодную тебе девушку в реку - только тут ее и видали. Если же какая-нибудь женщина пожелает отомстить мужчине, она непременно будет представлена как страшная злодейка, право на месть есть только у мужчин. Если при этом у нее были законные основания на месть, боги все равно спасут обидчика - превратят его в птицу, к примеру. Женщины над женщинами тоже могут издеваться, кстати. Например, если твой муж уходит к другой - отомсти ей немедленно (нет чтобы его послать подальше, он же снова будет изменять). Если какая-то женщина начала хвастаться своим умением или семьей, пусть даже обоснованно, - разнеси все, что у нее есть, убей ее родных, а ее саму преврати в паука. А нечего хвастаться, сиди под каблуком культуры и не смей посягать на то, чтобы быть хоть в чем-то лучшей, дорогая. Женщина должна знать свое место.
Примечательна история Ифис (Книга девятая, 666-797). Бедная девушка должна была умереть при рождении - отец так хотел сына, что дочерей планировал убивать. Но мать защитила Ифис и всем солгала, что это мальчик. Вот пришла пора Ифис жениться. И что бы вы думали? Помолились они с матерью - и стал Ифис мужчиной. Такая вот "счастливая" история: хочешь, чтобы тебя приняло общество - откажись от своей женской сути.
Неудивительно, почему в нашей культуре многие ужасные вещи считаются допустимыми. Все - в литературе, созданной еще в начале нашей эры.
В конце "Метаморфоз" Овидий скромно утверждает, что его труд останется в веках, пока будет стоять Рим. Что же, на две тысячи лет он точно уцелел, - благодаря переписчикам, которые выбирали из возможных текстов именно "Метаморфозы". Сборник древнеримских верований, одолженных у покоренных народов и развитых согласно требованиям времени.
Кстати. Овидий умер в 17 году нашей эры, - ровно 2000 лет назад.))

35) "Теплые истории в стиле блюз".
Книжку мне подарила Наталья - там есть ее рассказ) А у меня есть автограф автора. ; )
Рассказ Натальи - конечно, самый классный. Личное знакомство с автором влияет. Я вижу в этом рассказе саму Наталью, и она мне ужасно нравится. Но и в художественном плане "Дольше, чем обычно" - хорошая история. Объективно.
Еще понравился рассказ Андрея Овчарука "Desire-tram", "Письмо к Николаю, или Еще один шанс (Недетская сказочка)" Виолины Сытник, "Жемчужница" Юлии Смаль, классификация Александры Стеблюк "Люди-дома", дзуйхицу Анны Тимошенко, "Непрочитанное письмо" Маргариты Шеверноги, "Бог даст!" и "Кардиограмма страдающей души" Галины Яценко. Вообще, все рассказы в сборнике хорошие. Наталья говорит - это все потому что серьезные, "блюзовые" же))
Краткие отзывы на все рассказы в сборнике можно почитать у меня на фейсбуке.
Спасибо Наталье за такой подарок :heart:

36) И. Бэнкс "Осиная фабрика".
Читала эту книгу лет двенадцать назад, запомнила только главный спойлер.)) Все остальное было в новинку.
Роман многие называют "сборником всего самого отвратительного", а по мне, отвратительного там не больше, чем в жизни. И уж точно меньше, чем у Стивена Кинга, который для меня вообще - писатель номер один.
Интереснее всего то, что внешнее "навешанное ружье" в романе не стреляет. Стреляет "внутреннее ружье", причем там, где этого нельзя было ожидать! И весь внешний сюжет от этого кажется обманкой. Но не для читателя - для самих персонажей.
Вообще, это, конечно, история про психов. Чрезмерно развитое воображение граничит с шизофренией, когда во всем видны знаки свыше, измерение всего и вся - обыденная вещь, а дичайшие перепады настроения воспринимаются как должное. Но при этом возникает вопрос: а так ли нормальны мы сами? ГГ считает себя нормальным человеком по сравнению со своим сводным братом, повторяет это из раза в раз, хотя убийство троих детей, двое из которых совершенно невинны, нормальным делом не назовешь. Может, и мы так же обманываемся?
В книге достаточно аллегорий на современное общество, как гендерное, так и политическое, - или же их можно увидеть. Так-то она очень просто читается и заумной не кажется ни на грош. Но за ее внешним сумасшествием видятся глубокие смыслы, и после прочтения остается приятное послевкусие. Кажется мне, что критики этого романа просто недочитали его до конца - или проскользили по диагонали.))
Элементы готического романа тоже без сомнения присутствуют - инцестуальный мотив и страшные тайны. Но история, в принципе, постмодерновая.

37) Х. Мураками "Подземка".
Очень непростая книга. Она не художественная - журналистское расследование, рассказы 60 человек о зариновом теракте в токийском метро. Зарин - это ядовитый газ, первый симптом отравления зарином - сужение зрачков (перед глазами темнеет), последствия - множество, вплоть до смерти на месте. Из долгоиграющих и общих для большинства - заметное ухудшение концентрации и памяти, ранняя "старость".
Я искренне восхищаюсь Харуки Мураками - встретиться с таким количеством людей, с некоторыми и не по одному разу, с каждым поговорить от часа до трех, записать беседы, потом расшифровать, обработать, показать людям, оставить только то, что они посчитают нужным... Некоторые интервью приходилось просто удалять, потому что не все соглашались на их публикацию после прочтения. Причина проста - большинство опрошенных людей пострадало от зариновой атаки. Не всем жертвам хочется, чтобы другие люди знали: они - жертвы. Моментально начнется виктимблейминг, к которому прибегают даже самые "прогрессивные" члены общества. На человеке, которого считают жертвой, моментально появляется налет невидимой грязи, и иногда промолчать и правда проще. Тем более, в Японии - это "страна молчания".
Некоторые пострадавшие просили, чтобы в книге их имена изменили. Харуки Мураками иногда указывает, что имя изменено - если на то было разрешение человека. В других случаях вымышленность имени не прописывается.

Выборка пострадавших очень широкая. Мужчины и женщины, японцы и иностранцы, коренные токийцы и приезжие, пожилые люди, молодые и подростки, обладатели самых разных профессий, равнодушные и склонные помогать другим, пострадавшие легко и тяжело - одна женщина вообще практически не могла ни двигаться, ни разговаривать, расшифровывать ее ответы помогал брат. У всех разные характеры, взгляды на жизнь, отношение к случившемуся и к религиозной организации, ответственной за теракт. В предисловии Харуки Мураками указывает, что стремился к тому, чтобы разрушить "коллективный портрет" типичного пострадавшего. Это актуальная цель - как-то так получается, что в нашем мире преступники всегда характернее жертв. О них пишут книги, ими восхищаются или ненавидят, перед ними преклоняются. Жертвы же никому не интересны - виктимблейминг, в лучшем случае чуть брезгливая жалость. "С ними такое произошло, значит, они сами виноваты, но я-то не такая, со мной этого никогда не случится". Психологическая самозащита в действии.

"Подземка" показывает именно пострадавших личностями. У каждого - свой мотив, чтобы согласиться на интервью. Кто-то хочет выбить деньги из своей компании или получить удовлетворение судебного иска, кто-то организовывает группы поддержки для пострадавших от зариновой атаки и потому стремится к гласности, кто-то желает пиара - даже такого, кто-то готов поделиться своим опытом, потому что понимает общественную значимость такой книги. А кто-то просто хочет выговориться, потому что это тяжело - ни с кем не делиться пережитым. А поделиться-то особо и не с кем - все пострадавшие получили нехилый такой ПТСР, но далеко не все обратились к психотерапевту. Анонимное же интервью дает возможность проявить откровенность, причем не только насчет инцидента.

Все интервью названы наиболее яркими фразами пострадавших. Вначале идет краткое описание этих людей глазами Харуки Мураками, их увлечений, особенностей, связанных с ними интересных деталей. Потом - само интервью в виде рассказа, вопросы Мураками подаются достаточно редко. Часто рассказ о жизни пострадавшего занимает больше места, чем пережитый опыт с зарином.

Всех этих людей нужно было найти - искали своими методами, получить информацию в полиции или больницах было нельзя. Кроме этого, они должны были согласиться на интервью, одобрить расшифрованный и обработанный вариант, хотя бы частично. В итоге своей цели Харуки Мураками добился - зариновая атака представляется ничтожной по сравнению с личностями людей, которые ее пережили. Это просто событие, значительное, раскрывшее те или иные стороны их характеров... и изрядно попортившее им жизнь.

Событие, которое никто не имел права устраивать. Ни при каких обстоятельствах.

38) Х. Мураками "Радио Мураками".
Сборник из 50 эссе, в течение года издававшихся в еженедельном японском журнале "Ан-ан". Журнал предназначен для женщин лет двадцати, Мураками прямо высказывает сомнения, типа, могут ли женщины в таком возрасте интересоваться литературой. Как раз тот возраст, в котором я поступила в магистратуру на литературный - вместе с еще 15-ью женщинами... и всего 4-мя мужчинами. Что-то не так с вашей логикой, Мураками-сан.
Это не единственное высказывание насчет женщин, которое заставило меня приподнять брови. Мураками стремится избегать жестких формулировок, говорит, что не хочет ничего навязывать читателям. Тем не менее, его взгляды очевидны - от себя не убежишь. Это заставило отнестись к сборнику настороженно.
Но вообще, в нем много интересных наблюдений и мыслей. Почерпнула для себя немало новой информации, причем поданной легко, играючи - несомненный талант автора. Например, про японские ассоциации ивы с призраками, о символичности ивовой ветки, которую как не сгибай, все равно вернется в прежнее положение - так, по китайским поверьям, уходящий мужчина вернется к женщине, если подарить ему на прощание ивовую ветку. Подтекст мне не очень нравится, но расшифровка символа любопытная. А еще в сборнике много историй о еде - пончики, угорь, спагетти, короккэ (котлета преимущественно из картофеля, морковь, фарш и лук прилагаются), сукияки (говядина с приправами), футомаки (большие роллы суши), яблоки, какипи (арахис и рисовые хлопья в одном пакете), "ленивые суши" и вагоны-рестораны; о перелетах и путешествиях; о музыке и кошках; о молодости и о неповторимой сущности самого Мураками.
Больше всего мне понравилась надпись на обложке. "Сегодня тоже надо постараться и написать что-нибудь стоящее".

39) С. Кинг "Мешок с костями".
Одна из немногих в последнее время книг, которая прочиталась на одном дыхании. Дело, конечно, тут еще и в хорошем переводе... но не только. Книга сама по себе располагает к тому, чтобы ее читали, при этом оставляет приятное послевкусие, "сытость", и автора не хочется прибить чем-нибудь тяжелым.
Конечно, с Мэтти Кинг обошелся заштампованно - но это он сам признает в конце книги. Вернее, его персонаж. И от этого штамп перестает быть таковым.
Мне понравилось, что главное зло в книге - отнюдь не призраки и не ужасные женщины.
Люди - и сам ГГ.
А еще в романе есть совершенно дикая, очень кинговская сцена - старик и старуха топят 40-летнего мужчину. Сбросили его в озеро - и забрасывают камнями. Это настолько яркий бредовый образ, что в него верится. "Как в жизни".
Название романа обыграно десятком разных способов, от буквального до метафорического: персонаж - всего лишь мешок с костями. И, конечно, бросить писать - это не только огромный страх Кинга, но и его тайная мечта. Ведь и без его таланта он чего-то стоит.

40) Г. Реаль "Черный - это цвет".
На презентацию этой книги я затащила Наталью в 2016 году, привлеченная названием "Писательница, художница, проститутка". Все эти слова смело можно отнести к Гризелидис Реаль (она попросила, чтобы их выгравировали на ее могиле), книга которой, с одной стороны, повергает меня в ужас, с другой - погружает в свой мрачный мир моментально и сразу. И в этом мире я понимаю намного больше, чем в садистской реальности Батая и других французских писателей двадцатого века, которые пытались опуститься как можно ниже, чтобы описать полученный опыт. Художественной ценности в их опыте, имхо, немного.
Но Гризелидис Реаль - французская писательница, и она не опустилась.

Прочитать о презентации ее книги можно здесь, я была приятно удивлена, когда нашла у себя запись об этом. Книга в переводе (литературном и неплохом, без кучи диалектизмов) тогда еще не вышла, я не собиралась ее покупать... а вот Наталья, оказывается, целенаправленно за ней охотилась. По ее словам, успела достать всех в издательстве, добиваясь ответа, когда же выйдет эта книга. Купила она книгу тоже при мне - на Книжном арсенале 2017, на котором произошло очень много всего классного.
А теперь дала почитать.

Эта книга однозначно и сильно мне понравилась. Авторка абстрагируется от ужасов, которые с ней происходят, варится в них, справляется как может, подвергая себя смертельной опасности. Что меня поразило - на страницах книги она благодарит всех, кто хоть немного был к ней добр, даже просто угостил ужином. Это в самом деле ужасно много значит.

Гризелидис Реаль умела быть благодарной и видеть мир в ярком свете, что бы с ней ни случилось. Думаю, только поэтому ей и удалось выжить - с ее многочисленными клиентами, которые, случалось, били ее, насиловали, бросали в двадцати километрах от города, угрожали убить; с циститами, сифилисом и гонореей, которыми она болела; с продажей наркотиков - верным способом заработать, и более чистым, чем продажа собственного тела; с любовниками, которые тоже били ее и сами подталкивали на панель, которым она при этом признается в любви.

Гризелидис Реаль умела быть благодарной. И этим мужчинам, с которыми бы вряд ли смогла быть другая, и своим подругам - Матушке Шекспир, одинокой, толстой, по-своему обаятельной проститутке; цыганке Соне, которая была замужем за немцем, но позже сбежала в цыганский лагерь. Ради Сони она рисковала жизнью.

Что больше всего поражает в романе - это не описание сексуальных извращений или сцены секса сами по себе, не торговля наркотиками. Это нищета. Ужасающая, жуткая, всеобъемлющая, которая толкает людей на вещи, на которые иначе они бы никогда не пошли. Лишает гордости, самоуважения, даже осторожности. А дальше начинает работать окружение, и это замкнутый круг.

При этом в нищете Гризелидис Реаль - потому что она пишет про себя, вспоминает свою жизнь, - есть удивительная свобода. Она не захотела быть уборщицей (тяжелый неблагодарный труд, прожить за который с двумя детьми попросту невозможно), натурщицей (постоянные циститы после позирований), фотомоделью (никаких денег, обман), она не смогла быть верной женой-домохозяйкой. Все это разрушало ее изнутри, ломало - в большей степени, чем секс за деньги.
С сексом за деньги она зависела от себя сама - не от мужа или бойфренда, и могла сохранить больше себя, чем работая уборщицей или натурщицей.

Это кошмарное общество - то, в котором мать вынуждена красть своих детей и сбегать в другую страну, где сможет сохранить себя, только став проституткой.
И чем "правильнее" люди, которые якобы оказывают помощь, тем меньше помощи от них можно ожидать на самом деле. Они всю жизнь жили "правильно", куда им понять проблемы, которых "не может быть" у "правильных" людей?

По крайней мере, пока не случится беда.

Очень часто глаза раскрываются, только когда оказываешься на самом дне. Физически, морально. Когда наесться - это уже большое счастье. И не правильные люди, набитые стереотипами, приходят на помощь, нет. Другие. Цыгане, например - те, кому чудом удалось вырваться из немецких концлагерей. Уборщица, если к ней было уважительное отношение. Черные солдаты, которых Гризелидис Реаль любит в разы больше каких угодно белых - "когда Черный занимается любовью, он всегда делает это будто со своей женщиной". Проститутки.
Отнюдь не привилегированные члены общества. Те настолько поглощены своим эгоизмом, что сделать хоть что-то для человека рядом, - недопустимо. Жалко. И в этой жадности есть что-то отвратительное.
Не стоит, впрочем, думать, что авторка идеализирует всех цыган или черных скопом. Люди очень разные - все.

Цитата из книги (про 18-летнюю цыганку, которую только что освободили из концлагеря): "Она пела и танцевала, пока не закончились деньги, потом ей, как и мне, пришлось пойти на панель, когда деньги закончились. По-немецки это звучит так: "Auf den Strich gehen". То есть "ходить по линии".
Линия, нить, черта боли, которая проходит через весь мир и по которой мы, женщины, все проходим. Будто невидимый экватор, который пересекает землю и разрезает нам ноги и души".

Концлагерь, общий для нас всех.

Мне страшно от того, что я понимаю Гризелидис Реаль.

41) А. Дворкин "Наша кровь".
Перевод команды fandom Radfem 2017, за который я искренне благодарна.
Эта книга потрясает ничуть не меньше, чем меня в семнадцать лет потряс "Второй пол" Симоны де Бовуар. Правдивость "Нашей крови" несомненна - здесь сформулировано то, что вроде бы лежит на поверхности, но что мне никак не удавалось облечь в слова.

Например, причина запрета абортов: "В обществе, где единственная достойная ценность — фаллическая, для женщины немыслимо выбирать «быть пустой внутри», выбирать «отказ от драгоценности». Лону воздают почести, лишь покуда оно носит в себе святой груз — фаллос или, если мужчина захотел сыновей, зародыш сына. Абортировать зародыш, в понимании маскулизма, значит совершить акт насилия против фаллоса. Это сродни отрубанию члена. Потому что зародыш по умолчанию мужского пола, его так называемая жизнь ценится очень высоко, в то время как жизнь настоящей женщины не ценна и невидима, если она потенциально не может принести пользу фаллической культуре" (с). Дело даже не в эмбрионе самом по себе, чихать на него хотели противники абортов. Дело в том, что он символизирует.

Или о внутреннем стремлении отождествлять себя с угнетателем, осуждая все качества униженной группы, к которой принадлежишь. О стремлении вымещать гнев на угнетателя на "низших" участницах собственной угнетенной группы. О страхе и пассивности, который культивируют в женщинах, порицая их за те же достижения, за которые хвалят мужчин. О страхе открыть глаза и увидеть истинную картину: "Я думаю, многие женщины выступают против феминизма, потому что это мучительно — осознавать, какое женоненавистничество пропитало культуру, общество и все личные взаимоотношения. Это как если бы наше угнетение много тысячелетий назад бросили в лаву, и теперь оно превратилось в гранит и каждая отдельная женщина была похоронена в камне. Женщины пытаются выжить внутри камня, заключенные в его толщу. Женщины говорят: «Мне нравится этот камень. Он не такой уж и тяжелый». Женщины защищают камень, говоря, что он оберегает их от дождя, ветра, огня. Женщины говорят: «Камень — это все, что я знаю, куда же я без него?»

Для некоторых женщин заточение в камне невыносимо. Они хотят свободно двигаться. Они выкладываются на полную, пытаясь выцарапать себе путь наружу из камня, заточение в котором сводит их с ума. Они срывают ногти, отбивают кулаки, сдирают кожу на руках до крови и мяса. Они вспарывают губы о камень, и ломают зубы, и задыхаются от гранитной крошки во рту. Многие женщины умирают в этой отчаянной, одинокой битве с камнем.

Но что, если бы стремление к свободе пробудилось во всех женщинах, похороненных в камне? Что, если бы само вещество камня настолько пропиталось зловонным запахом гниющих женских тел, сконцентрированной вонью тысяч лет разложения и смерти, что ни одна женщина не смогла бы сдержать отвращения? Что бы сделали эти женщины, если бы наконец они и правда захотели освободиться?

Полагаю, они бы начали изучать камень. Полагаю, они бы бросили все свои умственные и физические способности на анализ камня, его структуры, его качеств, его природы, его химического состава, его плотности, законов физики, определяющих его свойства. Они попытались бы найти места, где он потрескался, выяснить, какие вещества могут его разложить, какое давление потребовалось бы для его разрушения.

Такое исследование потребовало бы абсолютной строгости и честности: любая ложь о природе камня, сказанная ими самим себе, помешает их освобождению; любая ложь об их жизни внутри камня, сказанная ими самим себе, продлит пытку.

Я думаю, что мы больше не хотим быть похороненными внутри камня. Я думаю, что вонь разлагающихся женских останков наконец стала такой гнусной, что мы готовы взглянуть в глаза правде — о камне и о том, как нам живется внутри него" (с).

Об изнасилованиях как норме культуры - их совершают не психопаты, а близкие люди, и в основном им удается выйти сухими из воды: "свидетельством мужественности может служить лишь унижение женщины, и унижение это не будет достаточным до тех пор, пока и тело, и воля жертвы не будут полностью уничтожены" (с).

О том, что "женское" существующей культурой приравнивается к "ущербному". О том, что мужская солидарность - превыше всего, о человечности и равенстве мы поговорим потом. О мужском изначальном гомосексуализме, для безопасного проявления которого нужны женщины: "Идеализированное изображение мужского товарищества обнажает изначально гомосексуальный характер мужского общества. Женские тела — лишь средство построения выгодных связей и близких уз мужчин с мужчинами. Женские тела — всего лишь средство получения власти, утверждающей мужскую идентичность индивида в глазах его собратьев. Женские тела — это громоотвод, позволяющий мужчинам цивилизованно и спокойно взаимодействовать в социальном контексте. Нам кажется, что нас окружает гетеросексуальное общество, потому что мужчины так повёрнуты на сексуальном использовании женщин; однако на самом деле мы живём в гомосексуальном обществе, поскольку вся динамика власти, престижа и аутентичности сосредоточена среди мужчин. Настоящие люди — это мужчины, и потому настоящие отношения складываются только между мужчинами; в настоящем взаимодействии участвуют только мужчины, настоящую взаимоподдержку оказывают друг другу только мужчины, и настоящее единство возможно только среди мужчин. Гетеросексуальность, которую можно рассматривать как сексуальное доминирование мужчин над женщинами, подобна жёлудю, из которого вырос огромный дуб общества мужской гомосексуальности, общества мужчин, построенного мужчинами для мужчин — общества, в котором полноценность мужского реализуется путем отвержения женского, путем уничтожения женской плоти и воли" (с).

О внутреннем "мазохизме", который в женщинах взращивают с рождения - в основном эта функция ложится на матерей. "Сама женская жизненная сила описывается как ущербная; о нас пишут как о мазохистках по природе своей — то есть ищущих для себя боли и насилия, самоуничтожения и гибели, — и именно эта наша черта и определяет нас как женщин. Другими словами, мы рождаемся для того, чтобы гибнуть. Мазохизм служит доказательством женской ущербности, тогда как садизм подпитывает мужскую полноценность. Эротическая женственность измеряется потребностью женщины в боли, подчинении, насилии, послушании, побоях, унижении и издевательствах. Любая, посмевшая отринуть эту так называемую потребность, или любая, кто протестует против ценности этих потребностей, или любая, кто отказывается давать волю на собственное уничтожение, тут же провозглашается ненормальной, мужеподобной, мегерой, сукой и т.д. Таких ненормальных обычно возвращают в женское стадо через изнасилование — обычное или групповое — или насильное удержание. Существует поверье, что если такая женщина хоть разок испробует на себе этот сладкий яд подчинения, то она сама, подобно леммингу, с радостью кинется навстречу собственной погибели" (с).

О мужском ужасе - да, именно - перед сексом. О том, что все женские сексуальные фантазии творит мир мужчин, в котором для этих фантазий нет альтернатив. О том, что творческие идеи и планы своих студенток преподаватели воспринимают крайне скептично, зная, что они будут похоронены браком. О самой системе брака как рабовладения. "Любой творческий или интеллектуальный труд, на который мы отваживаемся, тут же обесценивается, игнорируется и высмеивается, так что даже те немногие, чей разум не смогло подчинить общество, кончают жизнь самоубийством или сойдя с ума — либо возвращаются обратно в брак и деторождение. Не так уж много исключений из этого безжалостного правила" (с).

О том, что Солнцу все равно, что подумает о нем Луна и есть ли более яркие солнца - оно горит и сияет.
О физической силе женщин, которая как бы не больше на деле, чем у мужчин, и дана нам с рождения - благодаря ей мы выдерживаем роды.

Цитата: "Если рабство когда-нибудь и будет уничтожено, вместе с «корнями и ветвями», то уничтожат его женщины. Мужчины на протяжении всей своей истории только обрывают с него бутоны и собирают цветы" (с).

Здорово, что команда fandom Radfem 2017 была на этой ФБ.

42) С. Оксеник "Лесом, небом, водой. Книга 1. Лысый".
Автор недавно подарил мне третью часть "Лесом, небом, водой", завершающую, поэтому решила перечитать две предыдущих.
Книга условно "детская", ГГ 12 лет, но тематика в ней поднимается далеко не детская, даже не подростковая. Действие происходит в постапокалиптическом мире, старая цивилизация умерла, нечисть зато расплодилась. Тут и волколаки, и русалки, и Баба Яга, которую непременно нужно убить, и вообще - убийства в количестве. Это меня несколько настораживает - по первому прочтению на душу легло, после второго появились вопросы. Жестокость мира - без сомнения, но при этом в начале книги вроде как был миротворческий посыл, а потом такое началось.

Автор - мастер неожиданных поворотов и очень здорово умеет создать напряжение. За счет этого книгу интересно читать, и чем дальше - тем интереснее.
Автор не тетешкается с читателями, не пытается смягчить что-либо для аудитории - неудивительно, что читают книгу в основном взрослые люди, и она им нравится. По этой же причине жанр - скорее фэнтези, чем сказка, хоть сам автор и считает иначе) Фэнтези ведь совсем не на детей рассчитано, и даже не на подростков, пусть любовь к фэнтези лично у меня начинается лет с восьми, сразу после сказок.

Не могу не сказать про женщин. С одной стороны, Леля - оч сильный женский образ. Она дерется не хуже ГГ, они прикрывают друг другу спину, про многие вещи она догадывается раньше него. Автор показывает их тандемом, в котором никто никому не уступает.
С другой стороны, Леля часто относится к ГГ как "к маленькому ребенку", при его абсолютном одобрении, возится с ним. Кульминация их отношений, самый сильный, как по мне, момент книги, - когда ГГ под властью уничтожившей мир болезни начинает подозревать Лелю. У него развивается паранойя. В книге есть еще пара примеров такой паранойи из прошлого - во всех случаях она развивалась у мужчин, и они пытались убить (или убивали) дорогих им женщин. Женщина опаздывает с работы - "где ты была?! ты мне изменяешь?!" - и удар, хорошо, если не смертельный. Нет, такого примера в книге не было.
Благодаря вмешательству Бабы Яги ГГ не убивает дорогую ему Лелю. Он, пускай не прямо, но убивает Бабу Ягу. Прародительницу, мать. Вместо молодой женщины умирает старая. Не повторится ли этот круг насилия позже? Особенно если учесть, что сразу после этого ГГ заводит с Лелей разговор о женитьбе... и она соглашается.

Хочется верить, что ГГ, переболев такой вот болезнью жестокости и ненависти к женщине, приложит все силы, чтобы ничего подобного больше не случилось. Но не знаю, есть ли основания этому верить. Надо читать дальше.

Примечательны и сны ГГ в момент подозрения Лели - ему снится, что она русалка, что не может жить на суше, пусть и спасает его, а он не может жить в воде. "Полярность" между мужчинами и женщинами, которой нас учат - и которой на самом деле не существует. Не все девочки из группы ГГ и Лели владеют арбалетами, зато мальчики - все.

В книге есть и мотив опасности "мужского" - подземники с их секретным объектом. Среди них - только мужчины. Но это может быть опасность военных организаций, опасность разных систем внутренней безопасности, а не жестокого-разрушающего.
Есть и мотив противостояния отцу - Инженер из села ГГ становится его врагом, когда сам ГГ может найти выход. Символический отец как тот, кого нужно превзойти, кто может испортить жизнь.

И на фоне этого противостояния совершенно неважной становится Леля - притом, что главный страх ГГ в книге связан не с Инженером, не с подземниками и даже не с собственной смертью.
Его главный страх завязан на Бабе Яге и Леле, унаследовавшей ее ступу и метлу.
Вторая книжка называется "Леля". Очень интересно, что будет в ней - восемь лет прошло, как я ее читала, и вот из нее уже вообще ничего не помню.

43) С. Кинг "Цикл оборотня".
Кто тут оборотень, угадывается сразу, но менее интересной история об очередном кинговском маленьком городке от этого не становится. Мальчик-инвалид в роли главного борца со Злом - это здорово, как и кончина мужа, измывавшегося над женой. Мне понравилось семейство Циммерманов. И еще - причина превращения в оборотня. Она тут довольно необычная, захотелось узнать о теме больше.
Мотивация оборотня и его упорство тоже зашли. У злодея всегда должны быть понятная цель и желание, не менее сильное, чем у протагониста. Иначе история не заиграет.

44) С. Кинг "Солнечный пес".
Он же "Несущий смерть" в другом переводе. Одна из повестей Кинга, которые я увлеченно читаю-дочитываю - про пса на фотографии. Оживающего пса.
Много интересных деталей - "волшебник", знающий старец, к которому обращается подросток-ГГ, оказывается тем еще засранцем. "Спятившие" - люди, поведенные на паранормальных явлениях, и не все эти явления можно объяснить при помощи науки. Долг, который приходится выплачивать, скрывая от жены, лишь бы не было развода. Мир полароидных снимков, двухмерный и лишенный какой-либо логики.
Тема, вечная для Кинга, несколько параноидальная: "Он ищет тебя". Намек, что с концом истории ничего на самом деле не закончилось.
Книги Кинга всегда потрясающе логичны и реалистичны в том, что касается людей и их быта. Он не умеет писать картонных персонажей.
А вот ужастиковая часть его произведений всегда лишена логики. Ужас нельзя объяснить.
Думаю, не будь этого контраста - книги Кинга не играли бы. В каждом произведении должно быть что-то сумасшедшее.
Хорошо, что Кинг верен себе и пишет ужасы, а не что-то "высокое" и "духовное". Благодаря отсутствию таких попыток он не врет.

45) С. Кинг "Парень из Колорадо".
Роман был написан Кингом в 2005 году, официально переведен на русский - только в 2015. Причину того, почему издатели не были в нем заинтересованы, можно узнать, если дочитаете роман до конца. Он, кстати, совсем небольшой, меньше "Солнечного пса".
Это должен был быть детектив, но не сложилось. Скорее, это история о журналистах - или писателях. Или о тех, и о других.
Я привыкла к детективной схеме, поэтому чувствую себя немного разочарованной. Тем не менее, прочитала с удовольствием.
Перевод сложный. Хороший, но сложный.
Думаю, чистый детектив Кинг не мог написать еще и потому, что это не в его стиле. Он пишет о необъяснимых вещах, они его привлекают. В том, что ужасает, никогда нет логики - оно внезапно, как лосось в кустах черники, и приходит из подсознания. Если объяснять его логически, элемент ужаса потеряется. Потому у ужастиков зачастую нет конца как такового - или он открытый.
А в детективе все всегда должно быть раскрыто и поставлена последняя точка.
Словом, Кинг верен своему жанру, и это, думаю, замечательно - несмотря на то, что роман читателю, с Кингом незнакомому, может показаться не ахти из-за конца.
Цитата, которая определяет смысл книги: "в реальной жизни число завершенных историй – с началом, серединой и концом – ничтожно мало или вообще равно нулю. Но если ты подкинешь читателю хоть одно неизвестное (два – это максимум), а потом добавишь какую-то версию – Боуи их называет «должно быть», – читатель сам придумает себе историю" (с).
И еще одна, тоже в общем-то правдивая: "я убежден, что мы, бедные смертные, так устроены, что всегда ждем самого худшего, а оно случается крайне редко. Обычно происходит просто плохое – почти хорошее, если на то пошло, в сравнении с самым худшим, – и уж с этим мы вполне справляемся" (с).
Это достаточно оптимистичная точка зрения, и я стремлюсь ее разделять. :)

46) С. Оксеник "Лесом, небом, водой. Книга 2. Леля".
В первый раз я читала эту книгу недостаточно внимательно - она показалась мне менее интересной, чем первая.
Так вот - ничего подобного. Она лучше первой :) Во-первых, она нелинейная, с несколькими сюжетными линиями. Это усложняет прочтение, но вместе с тем и делает его более интересным. Вот эта книга - уже точно не только для подростков, она определенно будет интересна взрослым. Хотя главные герои - по-прежнему подростки, взрослых в романе немало, и они ярче показаны, чем в первой книге. Теперь есть не только противостояние двух Инженеров - настоящего, похожего на Бога (и этот Бог просто одобряет человека, слушает его, отвечает на некоторые вопросы и вкусно кормит, это Бог, который придает веры в себя, но не говорит, что делать, не указывает), и поддельного, который хотел бы быть богом.

Кстати о богах. В конце книжки автор опосредствованно признается, что следовал библейской теме с распятием - ГГ должен умереть, чтобы родиться заново. Чтобы воскреснуть. И об этом даже есть пророчество. Чего хочу сказать - во-первых, тема древняя, древнее христианства, корни, если верить Проппу, - в инициации. "Умереть как мальчик и родиться как мужчина". Автор "Лесом, небом, водой" хорошо это показывает. Во-вторых, "Лесом, небом, водой" вышла в 2007 году, как и седьмой том ГП, где, как все мы помним, Гарри тоже умер и воскрес. Но смерть Гарри - она тоже не только "христианская", как и сам Гарри. Тут есть еще отсылка к чисто британскому мифу про короля Артура, - о ГП и Артуре я точно еще напишу. В "Лесом, небом, водой" акцент другой, да и само "совпадение" - это следование архетипу. К тому же, Лысый умирает и воскресает куда раньше Гарри Поттера. На то тоже есть причина.

Думаю вот про романы для пионеров. Автор сам признается, что они ему очень нравились и что от детей в них часто требовали невозможного. Например, самопожертвования для своей страны. Или того, чтобы дети становились шпионами "у врагов". Потребительское отношение к детям, короче. Как в "Наруто" - маленькие солдаты, у которых-то и детства толком не было. Или оно очень рано заканчивалось.
Еще чувствуется влияние Толкиена - следопыты, лес, путать следы, враги "не люди", их направляет "злая сила", свои люди тоже могут предать, параллельные сюжетные линии. Это влияние ярче выражено, чем влияние того же ГП, - намного. Потому я и убеждена в фэнтезийности трилогии, а не сказочности.))

Сам автор, впрочем, вторую книгу определяет как "детектив". Да, детективная составляющая тут мощная, первый роман намного проще в этом плане. А еще - первый роман в основном написан от третьего лица ГГ, Лысого. Есть небольшие вставки от Лели, но их не так много.

Вторая книга - это роман, в котором показано много разных точек зрения. Лысый, Леля, Василько, Маричка, Ивась, убийца Василь, волколаки, ведомые неизвестно чем, Вухань, Наталка, даже собака - Глина. Фем вью в наличии)) Впрочем, на общий объем книги его не так много, несмотря на название "Леля". Но и Леля, и Маричка безумно значимы - хотя Лысому и уступают. Он "старше", и Леля "понимает" это и готова принять. Пара моментов меня смутила - например, что девочки "почему-то вечно смущаются" - да потому что учат их так себя вести, учат, что многое "стыдно", и это не характерный признак девочек, это неправильно. Или еще - что на девочек все смотрят как на желанную награду, и Лысый собачится за эту "награду" со своим соперником - старым вождем. Или то, что девочки "чувствительнее" мальчиков, и за них все время нужно переживать. Маричка, девочка, сама думает - вот была бы я мальчиком, все было бы проще, мальчики ведь никогда не плачут (три ха-ха!). Или то, что есть страшные женщины - злодейка Люба, русалки, - которые намного страшнее врагов-мужчин. Потому что умнее и могут ой как голову заморочить.

Русалки - что-то жуткое и хтоническое, праматери, как Баба Яга, насчет которой во второй книге, кстати, всплывают интересные подробности. Но русалок никто не убивает. С ними решают договориться, и у Лели даже почти получается. Главный Лелин замес в книге вообще, ее инициатива - это общение с русалками. Из-за этого "все и случилось", как она ругает себя позже.
А вот Люба - она злая якобы потому, что замуж не берут. Из-за плохого характера. Зачем-то автор специально делает на этом акцент, как и на том, что Каченя ходит как утка, и типа кто же на такой женится.
На деле в книге есть другая причина для того, чтобы Люба злилась - дело в Бабе Яге. В праматери, которую раньше, оказывается, звали Светлана. И леший, конечно же, помог. Там вообще больше он во всем виноват, с Бабой Ягой тоже. Мне в этом видится несомненная справедливость.
Автор с нами честен, он не пытается эту причину убрать, на ней тоже многое замешано. И "плохость" Любы не в результате того, что замуж не берут - она изначальна.
Не пытается автор скрыть и потасовку Лели и Лысого - они злятся друг на друга вплоть до драки. Это реалистично.

Но при этом - Леля не желает быть ничьей наградой, а от нежеланного замужества ее спасает не Лысый, а Маричка. Леля - не жертва и барышня в беде, этого нельзя сказать и про самостоятельную Маричку, и про быструю Наталку. Наталка еще ладно, она выполняет поручения мальчиков, но Леля и Маричка решают сами.
И Лысого спасает не божественное вмешательство - он воскресает, потому что Леля уронила на него слезы. И тут уже все перекликается с древней мифологией, и имя славянской богини у Лели не зря.
Леля воскрешает так не только его, к слову, но еще и кузнеца их села, Бороду, - и тут сразу вспоминается массив мифов о кузнеце.

А еще тут есть очень острый конфликт с "ненастоящим" Инженером. И раздражение от того, что случилось с ногой Вуханя, что его надо почти нести на себе. И раздражение на власть, которую люди получают, когда умалчивают о чем-то.
Много сложных обязанностей, больные родители.

Отдельно стоит сказать про не всегда простой, но очень хороший язык автора. Отличная находка с собакой и тем, как поданы ее "слова" - это не сказка, а точка зрения пса) Очень реалистичная. Находки с некоторыми неожиданными мыслями детей и взрослых - тоже неожиданные и забавные. Исчез "измененный говор" Лели и других детей, зато появились другие особенности речи - Пластун, который вообще бормочет не особо разборчиво, Вухань, с его манерой непонятно изъясняться в духе "ну это, того, этого".

Общая история кажется незаконченной - непонятно, выжили ли Люба и леший. Неясно, что это за "червь немеряная и конечная", которая управляет волколаками, насылает невидимые пожары и которую может победить Лысый, и правда ли ее удалось победить. Я склонна думать, что "червь" - это отчасти намек на ту болезнь-паранойю, от которой вымерла цивилизация в трилогии. Отчасти - на зло, каким его показывает Стивен Кинг. Мотив с "червью" и откровения Василя вообще живо воскрешают в памяти романы Кинга. С русалками тоже непонятно - будет Леля с ними еще говорить или это правда была "дурь".

Впрочем, для конца есть ведь еще третья часть. Про Инженера, который похож на Бога.
Спорю, и на эту часть повлиял Кинг.)

47) С. Кинг "Регуляторы".
Единственная книга Кинга, которую я читала, но забыла об этом. Вспомнила только когда начала перечитывать.
Книга написана и издана под псевдонимом Ричард Бахман - кажется мне, что под этим псевдонимом Кинг издавал свои самые смелые книги. Не вписывающиеся в "привычный" для него жанр, жесткие, без его финальной философии. Помню, "Долгая прогулка" стала для меня настоящим потрясением. Сейчас вот вижу в "Прогулке" прозрачную аллюзию на Вьетнам (вьетнамская война закончилась за 4 года до выхода романа, в 1975) - только другой, современный, антиутопический. Или вот "Бегущий человек" - только начала читать, но уже ясно - тоже антиутопия, запахло Рэем Брэдбери и Оруэллом, чтоб ему чихалось. "Ярость" - про стрелка в школе, актуальная тогда тема - ей же посвящена книга под номером 32 в этом списке, "Полет попугайчика" Евгении Мелемины. "Дорожные работы" - книга, в которой, насколько я помню, толком никакой мистики и не происходит. Вроде бы она о том, как оставленный женой мужчина сходит с ума и теряет смысл жизни, финал жесток и предсказуем. "Худеющий" - жуть про жестокую справедливость для человека, задавившего пожилую цыганку. Заодно и посыл - худеть не всегда хорошо.

Вот и "Регуляторы", которых я читала лет шесть назад, - герметичный ужас без супергеройства, которое у Кинга появляется в большинстве книг. Хреново же ему, наверное, было, когда он это писал - вот о чем я подумала. От "Томминокеров", написанных Кингом в период увлечения наркотиками, было то же пакостное ощущение. В "Куджо" дело обстоит уже получше.

В "Регуляторах", впрочем, есть просвет в конце и даже аллюзия на Христа и Богоматерь - думаю, это она. Искушение дьяволом тоже на месте.
Но дьявола не уничтожить, ничего не вернуть назад. Сама ситуация Одри ужасна, у нее настоящий стокгольмский синдром, и лично я не считаю финал счастливым. Женские смерти - никогда не вариант, тем более, если это самопожертвование. Поэтому в этой книге я решительно осуждаю Кинга за конец. Что ни говори, мужские персонажи у него тут в приоритете.

Я читала эту книгу лет шесть назад и уже тогда заметила в ней знакомую персонажку: Синтию с волосами, выкрашенными в зеленый и оранжевый цвета. Синтию я полюбила еще в "Розе Марене", и она сыграла решающую роль в "Безнадеге". Собственно, главное зло "Безнадеги" - тот самый дьявол, который разрушает жизни людей в "Регуляторах". "Безнадегу" читала давно, 12-13 лет назад, подробностей уже не помню, но там как раз получилась супергеройская история в итоге. Точно помню, что зло главгерои победили окончательно, и вроде бы Синтия даже выжила.

А тут зло здорово-здоровехонько.
В рецензиях на лайвлибе "Регуляторов" называют авторским фанфиком на "Безнадегу", говорят, что поведение персонажей психологически необосновано. Фигня это все. Кинг создал свою Вселенную с Темной башней, которая по умолчанию подразумевает множество альтернативных реальностей и параллельных миров. Думаю, "Безнадега" и "Регуляторы" - параллельные миры. Кстати, эта версия все же делает конец "Регуляторов" приближенным к хорошему. Не только дьявол может создать свою реальность.
Так что версии в данном случае равновероятны и взаимодополняют друг друга, нельзя назвать какую-то из книг первичной, а какую-то - вторичной. Изданы они, кстати, тоже были в одно время - 1996 год.

Насчет поведения персонажей - оно как раз ОЧЕНЬ обосновано. Вплоть до мелочей. Необоснованным поведение ГГ бывает в боевиках, где они прут напролом, не размениваясь на человеческие эмоции, а Стивен Кинг такие картонки не клепает. Поступки его персонажей всегда достоверны - за счет этого верится в откровенно невероятные ситуации. Даже супергероизм у Кинга сбалансирован и имеет разумное объяснение.
В "Регуляторах", впрочем, обошлось без супергеройства ВООБЩЕ... того, каким мы привыкли его видеть на большом экране и в бесконечных историях о крутых Марти Стю.

Здесь главные герои - женщина, приютившая мальчика, который страдает от аутизма, и сам этот мальчик. Их героизм проявляется в том, как долго оба они смогли сопротивляться поселившемуся в мальчике Ужасу - который убил его родных и мужа главной героини. А потом начал убивать всех без разбору.
Я думаю, несмотря ни на что, у книги современный посыл.

48) О. Рыбалка "Игра в жизнь".
Новая, с пылу с жару, книга, изданная новым же украинским издательством - "Легенда".
Жанр - философская фэнтези.
По идейному наполнению книга похожа на "Утену". Думаю, автор тоже знаком с учением Каббалы)
Мою рецензию на книгу на украинском языке можно почитать здесь, на сайте электронного журнала "Світ фентезі" :heart:
запись создана: 07.08.2017 в 06:11

@темы: из жизни, из литературной жизни, флэшмобы

URL
Комментарии
2017-08-08 в 08:55 

Mallari
Я люблю оружие), драться - не люблю)
Какая жуть :str::emn::facepalm:

2017-08-08 в 12:59 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Mallari, да, жуть) Но что это однозначно плохо, сказать не могу. Книги Евгении Мелемины всегда меня трогают - это далеко не всем удается. Их интересно читать, хочется узнать, что будет в конце.

URL
2017-09-09 в 19:35 

Naians
Отсюда нет выхода.(с)про фандомы
Х. Мураками "Подземка".
Немного слышала об этом терракте. Ты меня заинтересовала своим обзором на эту книгу.

2017-09-10 в 20:28 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Naians, книга оч интересная) Единственное - перевод местами так себе, много оборотов вроде "подъезжая к вокзалу, у меня слетела шляпа".)))

URL
2017-09-10 в 20:29 

Naians
Отсюда нет выхода.(с)про фандомы
Laora,
Почитаем.:)

2017-10-03 в 08:41 

Elle-r
"Я не волшебник, я только учусь... " (с)
Laora, Книги Евгении Мелемины всегда меня трогают
А "Последний инженер" прочитан? Обалденная вещь!

2017-10-04 в 23:57 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Elle-r, нет пока) В планах. *__* Спасибо за рек, лишний повод побыстрее добраться))

URL
2017-10-05 в 02:01 

Shining-Wings
Все, что посылает нам судьба, мы оцениваем в зависимости от расположения духа.
Слушай, а ты не хочешь почитать "Черный отряд" Кука? Темное фентези, отряд наемников, очень специфический юмор, внутренние диалоги и автор, откровенно влюбленный в свои женские персонажи))).
Если понравится, могли бы потом встретиться обсудить, а то меня распирает самым неприличным образом, а вылить поток сознания не на кого))))

2017-10-05 в 02:22 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Shining-Wings, удивительное совпадение - только на днях мне Кука советовали)) Попробую добраться поскорее, спасибо за рек :inlove:
Обсудить - это я с радостью, если что)))

URL
2017-10-05 в 02:32 

Shining-Wings
Все, что посылает нам судьба, мы оцениваем в зависимости от расположения духа.
Laora,
Оооооооо, не представляешь как я рада и жду! А уж как жду чтоб обсудить, словами не передать!
Я последний месяц под таким впечатлением от ЧО, что готова расплескаться как гейзер))))

ПС. Ты Джордана читала? Я по его поводу тоже готова расплескаться, но уже йадом.

2017-10-05 в 08:38 

Elle-r
"Я не волшебник, я только учусь... " (с)
Laora, я аж два раза заподряд прочитала! Впечатлилась очень!

2017-10-05 в 21:17 

Mallari
Я люблю оружие), драться - не люблю)
Shining-Wings,
"Чёрный отряд" - это тема)), жаль последние книги цикла отошли от ГГ(( и читать стало менее интересно)

2017-10-05 в 21:53 

Shining-Wings
Все, что посылает нам судьба, мы оцениваем в зависимости от расположения духа.
Mallari,
Ну, зато первые просто огонь).
А уж персонажи!)))
И вот что самое интересное, автор любит их абсолютно всех, даже крайне отрицательных.

2017-10-05 в 23:00 

Mallari
Я люблю оружие), драться - не люблю)
Shining-Wings,
Перейдём в приват?)
Дабы не засорять тему))

2017-10-06 в 03:01 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Shining-Wings, Джордана - нет) Наверное, к счастью?))

Elle-r, почитаем. :cool:

URL
2017-10-06 в 03:06 

Shining-Wings
Все, что посылает нам судьба, мы оцениваем в зависимости от расположения духа.
Mallari,
С радостью!)
Или можем подождать Лаору и сделать расширенный междусобойчик))))




Laora,
"Не читайте до обеда советских газет"(с)
Как по мне, то действительно к счастью, хотя поклонников у цикла дофига и еще чуть и мне его расписывали как "Боже, какие там женщины!"

2017-10-06 в 09:00 

Mallari
Я люблю оружие), драться - не люблю)
:bunny:

2017-10-07 в 07:09 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Shining-Wings, Mallari, котики, вы меня лучше не ждите, я могу с прочтением задержаться дольше, чем хотелось бы)))

Shining-Wings, поклонников у цикла дофига и еще чуть и мне его расписывали как "Боже, какие там женщины!" - а это не так?
У меня, кажется, какая-то часть Джордана даже стоит на полке (?), но за этот цикл браться пока не хочется)))

URL
2017-10-07 в 16:33 

Shining-Wings
Все, что посылает нам судьба, мы оцениваем в зависимости от расположения духа.
Laora,
а это не так?
Сразу предупреждаю, это исключительно мое мнение и впечатления)
Я увидела не женщин, а хамовитых баб, презирающих всех, пренебрегающих всеми, считающих что знание нужно вбивать через унижение. Разнятся женские персонажи только степенью хамства. Притом, даже между собой у них "бабовщина".
+у Джордана культивируется рабскость народа и свободные поселение оказывается только и "ждут барина", который все укажет, все покажет, за всех заступится, хотя прекрасно жили без указующих дланей уже скольто-то там поколений и даже процветали.
Меня мало что так выбешивало как Джордан и это при том, что мир прописан детальнейше и когда автор забывает про доминирование и раболепие, читать сплошное удовольствие. А потом он "спохватывается" и хочется размазать и его, и его женских персонажей тонким слоем по асфальту.
Но вообще, цикл задумывался как "ода женщинам")))

2017-10-08 в 00:24 

Mallari
Я люблю оружие), драться - не люблю)
Shining-Wings,
Неистово плюсую)), рабство для всех и пусть никто не уйдёт без удара плётки)

2017-10-09 в 21:27 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Shining-Wings, что-то по описанию похоже на скрытый внутренний мазохизм)) "Венера в мехах", эпическая фэнтези-версия.)))

URL
2017-10-24 в 16:17 

апельсинка17
41) А. Дворкин "Наша кровь".
Вау, как жизненно и сильно написано. Как же меня всю жизнь всё это бесит.

2017-10-25 в 09:19 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Множество граней самоанализа

главная