Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Посмотрели две первые серии 7-ого сезона "Игры престолов". Кажется, все ниточки начинают сплетаться воедино. Странно, что Арья возвращается в Винтерфелл, как-то нелогично.
Мизинец явно себе на уме. Кажется мне, Санса ему безразлична более чем, прилип к ней, чтобы под шумок отхватить себе побольше власти. А там и в Лунную дверь выбросить можно - или воспользоваться как-нить.
Рада, что Джон и Дени встретятся, жду этой встречи с нетерпением.
По поводу Теона кричу в голос. Надеюсь, он все-таки поможет сестре, освободит ее, как она пыталась освободить его.
Серый Червь порадовал. Здорово, когда в НЦе есть такие акценты - на взаимном удовольствии и нежности.
Аша/Эллария тоже ой как порадовали, но блин, их же так и не дали толком. Со Змейками жестоко.
Баллиста на дракона - неубедительно смотрится. Это ж надо еще уметь стрелять.
У Мормонта появилась надежда, заодно и Сэма повторно задействовали.
Пока что - идеальный для меня сериал, посмотрим, что будет дальше.
*
К слову о нежности - еще один фик с ванписовской БП)) Он больше зимний, правда, но в воцарившуюся у нас жару как раз не хватает прохлады.

Название: Зимнее солнце
Автор: Laora
Фандом: One Piece
Пейринг: Зоро/Робин
Категория: гет
Размер: драббл, 503 слова
Рейтинг: PG
Жанр: романс
Краткое содержание: Зоро и Робин на зимнем острове.

Белые снежинки оседают на темной куртке Нико Робин, короной ложатся на темные волосы. В ее взгляде появляется неземное, нездешнее. Зоро смотрит на нее и думает: холод — ничто.
Укрытая хлопьями падающего снега, будто пышным манто, Нико Робин кажется ему как никогда далекой.
Но потом она оборачивается и улыбается на удивление искренней улыбкой, так, что знакомо отнимается язык.
Впрочем, это не страшно. Робин не любит сладкие слова так же, как кофе с сахаром.
Поэтому вместо того, чтобы говорить, Зоро целует ее.
Он помнит, как все начиналось.

***

Нико Робин была роскошной женщиной, созданной для дорогих вещей. Надень на нее стеклянные бусы — и они покажутся алмазным ожерельем. Иностранка везде, повсюду чужая, — такими женщинами восхищаются с расстояния, не осмеливаясь заговорить.
Зоро мог только удивляться, глядя, как она, вольготно расположившись в единственном на «Мерри» шезлонге, подставляет лицо морскому бризу — простоволосая, одетая в наиболее скромную одежду, найденную среди вещей Нами.
Нико Робин выглядела не менее царственной, чем раньше, при их первой встрече; только теперь она казалась... счастливой.

***

— Вы не доверяете мне или себе, господин мечник?
После этой фразы, которую она случайно обронила, Зоро преследуют странные сны. Полуразмытые, болезненные и вместе с тем удивительно нежные картинки: вот Робин купается в озере посреди сапфировой ночи, а почему она сапфировая — Зоро и не скажет. Он смотрит, как соскальзывает на землю одежда, обнажая гладкую загорелую кожу. Несмотря на цвет этой кожи, сама Робин — как зимнее солнце, неуловимо холодная. Притягательная. На зимних островах она надевает перчатки — не такие, как те, в которых ухаживает за встреченными цветами.
Сама она — дикий цветок. Никто никогда не ухаживал за ней, не согревал ее замерзшие ладони в своих, не согревал их своим дыханием.
На зимних островах Робин греет руки в перчатках о чашку с дымящимся напитком: Санджи приготовил. А еще она, конечно, читает — как же без этого.
Страницы, залитые несладким кофе. Как его можно пить, такую гадость. То ли дело эль…
В следующем его сне — Робин в юбке и розовом венке, полуобнаженная, облитая вином и сжимающая кубок в руке — это называется вакханалия, Зоро когда-то слышал.
Зоро видит, как падают звезды.
Очередной сон — Робин в почти прозрачной фиолетовой блузе и парусиновых брюках, с руками, забранными в наручники из кайросеки, на алтаре, будто какие-то аборигены с цветами, укоренившимися в пупках, вздумали принести ее в жертву.
С тех пор, как он встретил ее, голова — будто в пламени.
Чаша стоит у нее на животе, отпей — и познаешь то, после чего станешь властелином мира: не понадобится биться о стену, осуществляя выстраданную мечту.
Зоро подходит к ней, встречает обращенный на него взгляд — светлые радужки, очень темные зрачки, — наклоняется...
И, вместо того, чтобы испить вина из чаши, целует Нико Робин в темные, будто обугленные губы.

***

Все начинается в Ватер7, центральный фонтан которого похож на цветок.
Все начинается в Ватер7... Или это было логичным продолжением?
Так или иначе, именно в Ватер7 Робин засыпает с Зоро рядом. Проснувшись, он обнаруживает ее в своих объятиях и в жутком смущении валит подальше.
А потом, уже выйдя в море на «Санни», они сидят на ночной палубе рядом, и его рука на удивление естественно накрывает ее ладонь, сейчас лишенную перчатки.
Остальное случается само собой.

@настроение: 888-ой фикопост в дневнике)

@темы: фанфики, из жизни, ПЛиО, One Piece