Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:29 

Гамак-2016, пост двадцать седьмой.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Нашла на фейсбуке Р. Семкова, моего преподавателя компаративистики и не только, инфу про новый гарвардский курс, посвященный... "Игре престолов". Вообще, курс посвящен истории средневековья в сравнении с сериалом, "Игра престолов" тут - это рекламный ход, призванный привлечь внимание студентов. Но сам факт!.. Профессор Шон Гилсдорф послушал-послушал, как студенты этот сериал обсуждают, посмотрел первые серии - и решил запустить собственный курс. А Гарвард одобрил.)))
Поп-культура - это не то, что "искажает", это то, что "отражает". Все современные профессоры литературы давно это знают) Как и то, что штуки вроде "Игры престолов" - как "Коллекционер" Фаулза или Стивен Кинг, одновременно массовые и глубинные. Их изучение - милое дело.
Имхо, нам серьезно не хватает курса-другого по изучению аниманги. Изучать определенно есть что - один "Ван Пис" чего стоит.
Фик в тему ; ) Написать его было удивительно легко - пейринг в этот таймлайн ложится как влитой. И многое объясняет.

Название: Любовь к тьме
Автор: Laora
Фандом: One Piece
Пейринг/Персонажи: Виви/Нико Робин
Категория: фемслэш
Размер: мини, 1772 слова
Жанр: романс, драма; пропущенные сцены
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Виви влюбляется в нее не сразу.
Примечание/Предупреждения: ООС

У нее большие наивные глаза уроженки Арабасты; вьющиеся светлые волосы. И духи — узнаваемый запах: она сведуща в восточных танцах и кажется Робин поразительно знакомой. Женщины всегда внимательнее к мелочам: будь Робин заинтересована в том, чтобы сохранить «Барок Воркс», она рассказала бы Крокодайлу, кто затесался в ряды его верных сподвижников.
Но Робин не заинтересована. «Барок Воркс» обречены с тех самых пор, как она вступила в их ряды, и она заранее не испытывает сожаления по этому поводу.
Что она испытывает — так это удивление. Робин догадывается, с какой целью девушка со светлыми волосами, мисс Венсдэй, присоединилась к «Барок Воркс».
Она хочет узнать, кто такой мистер Ноль.
Что подобраться к Крокодайлу мисс Венсдэй попытается через Робин — этого следовало ожидать. Но вот того, что слежке мисс Венсдэй предпочтет открытый разговор... да еще подойдет, когда Робин будет загорать в купальнике, пока ее ждет верная черепаха...
— Хорошая сегодня погода, мисс Олл Сандэй, — говорит мисс Венсдэй, в которой Робин давно узнала Виви, принцессу Арабасты.
И улыбается.
У нее красивая улыбка, поэтому Робин думает — почему бы и нет. Потом их пути, разумеется, разойдутся. Так происходит всегда, но здесь и сейчас — почему бы не позволить себе отвлечься?

***

Виви влюбляется в нее не сразу.
Она крепко помнит завет Игарама и его слова: «принцесса Виви, хватит ли у вас твердости не умереть?» Она знает, для чего здесь. Подобраться к мистеру Ноль — вот ее задача, а мисс Олл Сандэй — единственная, пожалуй, кто регулярно встречается с ним. С ней просто необходимо подружиться, обмануть ее, увлечь...
Подружиться у Виви получается. Очень скоро мисс Олл Сандэй дарит ей венки, — она, оказывается, любит цветы, кто бы мог подумать, — и обнимает Виви со спины при встрече, и отправляется с ней загорать, а однажды, когда они идут купаться, — однажды мисс Олл Сандэй ее целует.
Ее губы горькие от черного кофе и изгибаются в улыбке, которую Виви не видит, не чувствует, но угадывает; какое-то время она и мисс Олл Сандэй целуются, все еще стоя по пояс в речной воде, а когда поцелуй заканчивается, у Виви идет кругом голова.
Она впервые в жизни влюблена — и понимает это, но не в силах задуматься о последствиях. Это все мне только на руку, убеждает себя Виви, когда мисс Олл Сандэй везет ее в известный город на экскурсию, и они фотографируются вместе; когда целует ее, бесконечно сладко, несмотря на горечь этих поцелуев; когда, наконец, соблазняет — на хрустящих белых простынях съемного номера, женщина-загадка, неприятно и несомненно опытная. Насколько же она меня старше, думает Виви, путаясь пальцами в коротких темных волосах, выцеловывая каждый сантиметр смуглой кожи. Насколько...
Может, если я расскажу ей обо всем, она отступится, думает Виви на следующее утро. Оставит «Барок Воркс», расскажет, кто такой мистер Ноль... И мы вернемся в Арабасту вместе.
Но мисс Олл Сандэй ничего не говорит про мистера Ноль. Они вообще не говорят — мисс Олл Сандэй исчезает под утро, как будто ничего и не было, и Виви приходится следить за ней, и она все же выходит на мистера Ноль. Нужно сообщить Игараму, думает Виви, но перед этим...
Она встречает мисс Олл Сандэй на пустынном пляже знакомого им обеим курортного островка, и у ног той лежат окровавленные тела. Вот — фотограф, снимавший их во время экскурсии. А это — хозяин гостиницы.
— Узнала, что хотела? — спрашивает мисс Олл Сандэй, глядя непривычно холодно. — Ты ведь пробралась в мою постель ради информации. И я позволила тебе сделать это… зная, что ты предашь меня. Все предают друг друга, мы с тобой не исключение. Когда-нибудь я умру, преданная кем-то. Возможно, это произойдет скоро. Даже очень скоро. А до того времени… Думаю, нам лучше не встречаться.
— Ты — монстр! Я ненавижу тебя! — кричит Виви. У нее сердце разрывается: как раз тогда, когда она поверила, что мисс Олл Сандэй может быть… человеком. Когда решила, что уговорит ее покинуть «Барок Воркс» и присоединиться к ней, и остаться в Арабасте навсегда, как в обретенном наконец доме.
Мисс Олл Сандэй не отвечает, просто молча разворачивается спиной. Ее уже ждет черепаха.
Отчего-то Виви не сомневается: мистер Ноль ничего не узнает.
Мисс Олл Сандэй будто попалась в Цветную Ловушку Черного Предательства мисс Голденвик — и находится в ней всю жизнь.

***

На пиратском суденышке, которое Виви выбирает для себя убежищем после «смерти» мистера Восемь, Робин предупреждает о губительности острова Литл Гаден. По непонятной причине ей не хочется, чтобы Виви так легко погибла.
Но та упорна и не собирается плыть на остров Нанимонай.
В следующий раз они встречаются только в Арабасте, и Виви снова не одна — на этот раз с ней страж-сокол.
Желание раздавить его накатывает внезапно — Робин не хочет задумываться, что тому причиной.
— Если вы не возражаете, я бы хотела пригласить принцессу к нам в гости. Не будете ли вы столь любезны? — спрашивает она насмешливо.
Виви реагирует так бурно, как от нее и ожидалось — она бросается в атаку, выкрикивая оскорбления, и Робин перехватывает ее занесенную руку:
— Принцесса не должна так выражаться, мисс Венсдэй.
— Ведьма! Ты убила Игарама!
— Игарама? А, мистера Восемь…
— Так значит, это ты убила Игарама-сан? — встревает и страж Арабасты.
— Чего это вы так завелись? Разве не то же самое вы сделали с моими людьми? — удивляется Робин, поудобнее перехватывая Виви. — Что за нелепые идеи.
А потом она выращивает свою руку на теле Виви, и та падает, испугавшись — после всего, что между ними случилось, она все еще не знает о способности дьявольского фрукта Робин.
Она и имени-то Робин не знает — ничего.
Что ж, может, и к лучшему.
— Ведьма! — повторяет за Виви воин-страж. Могли бы придумать и что-то пооригинальнее. — Я смешаю тебя с песком Арабасты!
— Три цветка, — отзывается Робин, обездвиживая крикливого воина своим излюбленным приемом.
— Пелл! — Виви уже достаточно отошла от шока, чтобы беспокоиться за своего телохранителя. А тот тоже тревожится, с недоверием спрашивая:
— Виви-сама?
— Тебе показалось, что я пронзила ее? — Робин смеется: это все так смешно, даже слишком, ей хочется плакать.
— А что ты сделала?
— Не надо так напрягаться. Я всего лишь дурачусь, — признается она с непринужденной улыбкой.
После, победив стража, Робин спрашивает у Виви:
— Этот милашка был сильнейшим воином королевства?
— Не может быть… — Та не смотрит на Робин.
— Ну что, пойдем?
— Это неправда, — умоляет Виви, но Робин не до того, чтобы ее утешать — слишком многое еще нужно сделать.
Она должна была прийти за Виви раньше, до того, как явился воин-сокол. Должна была сама защитить ее от Барок Воркс. Может, тогда...
— Босс и твои накама ждут тебя. В клетке в Рейн Диннерс.
«Я уничтожу всех, кого ты любишь. До тех пор, пока не останемся только мы с тобой — вдвоем, и никого между нами».

***

Присутствие мисс Олл Сандэй за спиной ощущается как открытая рана. Может, потому Виви и заставляет себя отвлечься, тем более, в Рейн Диннерс есть на кого.
— Крокодайл!.. — выдыхает Виви, хватаясь за оружие. По неизвестным причинам мисс Олл Сандэй не спешит ее останавливать. Вот и хорошо, значит, у нее есть шанс. — Я все равно нашла бы тебя, где бы ты не прятался! Я пришла поглядеть на твою смерть, мистер Ноль! Если б только ты не появился в этой стране!
Снеся ему голову, Виви запрыгивает на стол... и кричит от ужаса, когда совершенно здоровый Крокодайл обнимает ее сзади.
— Присаживайся. Пора начать вечеринку, верно, мисс Олл Сандэй? — Он занимает место слева от ее кресла, мисс Олл Сандэй стоит справа.
— Верно. Уже за полдень, — говорит она, мимолетно касаясь плеча Виви, прежде чем убрать карманные часы.
— Не прикасайся ко мне! — Виви отдергивает руку.
Женщина, ради которой она когда-то едва не забыла о долге, насмешливо улыбается:
— Как пожелаете… мисс Венсдэй.

***

Методы Крокодайла ей претят. Дело в этом, а не в чем-либо другом, убеждает себя Робин.
Ей не нравится, как Крокодайл мучит Виви с ключом — но она не сомневается, что та останется в комнате, которая скоро самоуничтожится. Попытается спасти своих друзей.
Еще один ее друг на свободе — и Робин просит, чтобы Крокодайл отпустил его, не сомневаясь: этот друг поможет Виви. Сумеет ее вытащить.
На этот раз она нашла себе действительно хороших товарищей.
Они не только успевают выбраться, но и следуют за Крокодайлом, и когда тот пытается схватить Виви в пустыне своим крюком, парень с растягивающимися руками возвращает ее обратно. Он говорит: Виви не хочет, чтобы кто-то погиб, и Робин улыбается. Он говорит, что Крокодайл — дурак, и она начинает смеяться.
Во дворце Арабасты Виви бессильна. Никто не трогает ее и пальцем — но Крокодайл мучит ее отца, а Робин держит ворота.
До тех пор, пока не входит в силу бессмысленная резня — не первая на веку Робин и, скорее всего, не последняя.
Виви кричит, но ничего не может поделать, и ее отчаяние трогает Робин до глубины души.
— Ты отчаянно боролась, милая, — говорит она. — Но они больше не слышат тебя.
Как сама Виви больше не слышит Робин.
Виви не знает, что мистер Восемь жив, как и ее Пелл, вместе с резиновым человеком, Монки Д. Луффи, готовый прийти на помощь в критический момент.
Робин даже не пыталась их убить — с самого начала.

***

Все рассыпается, Виви чувствует. Знает.
Это неправильно, что она до сих пор воспринимает боль мисс Олл Сандэй, проклятой предательницы, как свою собственную. Неправильно, что она любит ее — но Виви любит. Мисс Олл Сандэй сейчас тяжело ранена, она умирает: Виви не нужно знать наверняка, она доверяет своим чувствам.
Она готова потерять и смысл, и жизнь, и страну, и любимого человека — все. Но этому мешает Луффи Соломенная Шляпа. Победив Крокодайла, он спасает и самую важную для Виви женщину, и всю Арабасту.
А потом Виви узнает, что Игарам жив.
Мисс Олл Сандэй с самого начала была на ее стороне. Если бы только Виви больше ей доверяла...
— А, это? — спрашивает Виви, когда ей говорят, что Луффи спас мисс Олл Сандэй. — Я уже знаю. Ну и что здесь такого? Не переживайте. Ход мыслей Луффи остается загадкой даже для меня. Он ведь будущий Король Пиратов, а значит, мыслит не так, как мы.
Луффи всегда поступает единственно верным образом.

***

Они встречаются в день перед отплытием команды Луффи — пробраться во дворец Арабасты особенной сложности не представляет, особенно для той, что скрывалась всю сознательную жизнь.
Увидев ее, Виви нисколько не удивляется — и почти сразу набрасывается с упреками, будто только того и ждала.
— Почему ты делала все это?! Почему помогала мне?! Почему ты собиралась умереть?
— Потому что ты похожа на меня, — серьезно говорит мисс Олл Сандэй — нет, теперь просто Робин. — Ты — такая, какой могла бы стать я… если бы не моя тьма.
— Ты не останешься? — кажется, спустя вечность спрашивает Виви.
— Я не могу быть с тобой, — Робин качает головой. — У меня во врагах — весь мир.
— Ты уже стала их другом, — возражает Виви. — А они сильнее целого мира, я знаю.
— Все возможно, — улыбается Робин. — Прощай, маленькая принцесса.
— Стой! — Виви удерживает ее за руку: тонкая кисть, благоухающая летней ночью и лепестками цветов, рассыпанными по простыням. — Но ведь когда-нибудь… Когда-нибудь! Мы еще встретимся?..
Виви не замечает, когда начинает всхлипывать; Робин протягивает руку, смахивая первую ее слезинку:
— Когда-нибудь — обязательно.
Она не верит в то, о чем говорит, но об этом Виви знать ни к чему.
На мгновение бывшая мисс Олл Сандэй обнимает бывшую мисс Венсдэй, прижав к себе...
А потом отпускает.

@темы: One Piece, ПЛиО, из литературной жизни, фанфики, фемслэш

URL
Комментарии
2017-06-11 в 10:28 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
Профессор Шон Гилсдорф послушал-послушал, как студенты этот сериал обсуждают, посмотрел первые серии - и решил запустить собственный курс. Ну что, молодец. Нашёл необычный и интересный подход к теме. Один из моих любимых преподавателей очень хорошо умел связать рассказ о классическом произведении с современным литературным процессом, мы его обожали. ИМХО, если человек по-настоящему любит литературу, он никогда не будет снобом по отношению к современным авторам и текстам, потому что видит тянущуюся от классики к современности культурную связь.

2017-06-11 в 23:07 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Лайверин, Один из моих любимых преподавателей очень хорошо умел связать рассказ о классическом произведении с современным литературным процессом, мы его обожали - да, это всегда очень ценно. :inlove:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Множество граней самоанализа

главная