Laora
Милосердие выше справедливости (с)
7-ая серия четвертого сезона "Черных парусов" несколько реабилитировала сериал в моих глазах.
Во-первых, Мади оказалась жива. Как ей удалось выжить - непонятно, надеюсь, про это еще будет. Но что она жива, пусть и в плену у Роджерса - уже хорошо.
Во-вторых, появилась бабушка Элинор, удивительно похожая на внучку. Так что баланс женских персонажей в сериале восстановлен. И Макс себя здорово проявила, особенно когда сказала, что не держит рабов.
В остальном все печально - бабушка Элинор хочет смерти Флинту, и Джек Рэкхем (капитан Джек Рэкхем, прекрасная отсылка) должен как-то сам его убить. Ну и Билли - он тоже хочет Флинту смерти, и Вудс Роджерс его всячески поддерживает - не без причин. Да и Сильвер далеко не такой надежный союзник.
В общем, пока это противостояние мужчин, в котором женщины играют минимальную роль. И только Макс намекает: лишь женщина может положить конец постоянным войнам на Нассау.
Но сериал вроде как и не об этом - Элинор недаром мертва.
С окончательными выводами, впрочем, погожу до последней серии.
*
И точно так же - пока не определилась, как относиться к происходящему в манге "Ван Пис" на данный момент. То, что Большая Мамочка - такая жуткая, а Пудинг - такая противная, это окнорм? Или все-таки нет? В первый раз, наверное, в манге появляются настолько значимые и живые женские персонажи на первом плане, никоим образом не зависящие от персонажей мужских. И эти женщины откровенно "нехорошие": Ода стебется над Мамочкой, одновременно делая отсылки к ее хтоничности, и демонизирует Пудинг. Пудинг, кстати, - прекрасный пример того, почему я не верю в совсем уж правильных персонажей. Для сюжета очень круто, что она оказалась неправильной. Но в комплекте с жутью Мамочки?.. Не знаю. И сестра-близнец Лолы - жертва Мамочки, обретшая счастье только после замужества. Гм.
Кто показана автором как "хорошая" в недавних главах и при этом нравится лично мне - так это Морковка. Она сильная, ни от кого не зависит и не терзается своей нелегкой судьбой. Чем-то она очень похожа на Луффи.
Слэшный драббл с Луффи в студию, пока я разбираюсь с отношением Оды к женским персонажам и своим собственным к этому отношением.))))

Название: О слове «нет»
Автор: Laora
Фандом: One Piece
Пейринг/Персонажи: Ророноа Зоро/Монки Д. Луффи
Категория: слэш
Размер: драббл, 718 слов
Жанр: пропущенные сцены, флафф
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Луффи не понимает слова «нет».
Примечание/Предупреждения: некоторый ООС

Зоро такой идиот. Он всегда ранен, или ищет драку, в которой может быть ранен, или лежит лежнем, оправляясь от ран.
Зоро такой серьезный. Не видит множество приятных мелочей в жизни; не понимает, что жизнь сама по себе — ужасно приятная вещь.
Зоро такой...
— Ты такой теплый, Зоро, — бормочет Луффи, устраивая голову у Зоро на плече.

***

— Ты чего повязки снял, Зоро? — интересуется Луффи после ужина. Они только что спасли королевство Арабасту, и счастливая Нами увивается за Виви хвостиком. В некотором роде она неравнодушна к принцессе даже в большей мере, чем завитушка-бровушка. — Чоппер велел их не трогать.
— Снял — значит, надо, — лаконично ответствует Зоро. — Эй, а где еда?! На тарелке же еще оставалось...
— Это я все съел, прости, Зоро, — признается Луффи.
Ну вот разве на такого разозлишься?
Он — жизнь.

***

После Раздачи Дэйви Зоро попадает под другую раздачу — он начисто забывает Луффи и других своих накама. Среди новых воспоминаний, которые у него появляются: тонкие загорелые ладони — против обнаженных мечей; недоверчивый взгляд Луффи и его вечное «с тобой больно драться».
Единственного соприкосновения губ достаточно, чтобы вспомнить, а дальше все сливается в бессмысленную круговерть — Зоро понимает, к чему был близок, чего едва не лишился.
Луффи подается навстречу с неожиданной жадностью — нужно спешить на помощь накама, как знать, что еще с ними может случиться, но они только что вернули друг друга, поэтому не задержаться просто не могут.
Зоро компенсирует это, отправляясь вперед до того, как Луффи полностью придет в себя, еще и позаботившись придавить того куском камня побольше.
— И все равно я круче Зоро! — заявляет Луффи чуть позже. Зоро не возражает — он сам того же мнения.
— Может, я наконец-то смогу как следует выпить, — говорит он, когда воспоминания возвращаются, и они сбегают на корабле.
— Хочешь забыться? — уточняет Санджи.
— Заткнись.
Чертов кок понимает больше, чем положено — на то он и чертов.

***

Сны о смерти Луффи превращаются в настоящую манию. Зоро не знает, как от них избавиться: присматривать за Луффи у него не получается категорически — прежде всего потому, что он сам не привык осторожничать. К тому же, Луффи очень упрям. Не всегда его удается убедить не переться на рожон, и не всегда — защитить без потерь.
Защита Луффи на Триллер Барке едва не стоит Зоро жизни. Луффи не знает о подробностях, но главное он схватывает сам, чувствует инстинктивно, как и всегда, о чем, вломившись в спальню, и сообщает.
— Зоро… больше… не делай так! — Луффи упирается кулаками по обе стороны от подушки, и на лицо Зоро капают теплые слезы. — Ты подумал хоть… подумал, как я буду без тебя?!
И тогда Зоро прикрывает глаза, улыбаясь: ради таких мгновений стоит рисковать жизнью — снова и снова.
У него нет сил поднять руку. Дотянуться губами проще.
— Больше не буду. Слово мечника.
Слезы Луффи горькие на вкус, но его ответная улыбка слаще всего, что знает Зоро.
Она стоит того, чтобы жить.

***

После двух лет, проведенных порознь, они общаются как ни в чем не бывало.
— У тебя теперь тут шрам, Зоро, — говорит Луффи. Показывает — где.
«Почти как у тебя», — думает Зоро.
— А у тебя — здесь, — указывает на собственную грудь.
— Почти как у тебя, Зоро, — Луффи улыбается — так, как только он умеет.
Так, как начинают улыбаться все — рядом с ним.

***

Луффи не понимает слова «нет».
Не понимает вообще; поэтому поссориться с ним — невозможно. И отказать невозможно тоже: все сведет к своему, панибратски забрасывая руку на плечо, делая многообещающее выражение лица и как никогда смахивая на гримасничающую обезьяну. Настоящую резиновую мартышку.
Если бы пару лет назад кто-то сказал Зоро, что он не сможет противостоять весьма недвусмысленным действиям такой вот мартышки, более того, найдет их заводящими — Зоро поднял бы болтливого товарища на смех, а то и вовсе обличил как пустобреха.
Но ему не до смеха, когда Луффи раздевается и тянет:
— Эй, Зоро-о-о...
Обычно именно так все и начинается — с Луффи, более чем откровенного в своих желаниях, готового принять от Зоро что угодно, даже если конкретно это «что-то» ему не нравится. К примеру, Луффи не в восторге от секса на пляже, с песком, забивающимся повсюду, и накатывающими волнами морской воды, которая делает его бессильным. В выражении лица Луффи, когда Зоро растягивает его пальцами, смоченными в этой воде, — легкий оттенок мучительности. Как, наверное, было бы, вздумай кто-то надеть на него наручники из кайросеки.
Зоро скорее умер бы, чем позволил кому-либо это сделать.
Это верно, Луффи не нравится морская вода. Но он никогда не воспротивится редкой инициативе своего первого помощника, более того, всегда всецело ее поддержит.
Потому что Луффи не понимает слова нет.

@темы: One Piece, фанфики, фильмы, которые мне нравятся