19:41 

Книжный флэшмоб.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Буду кратко писать про каждую из прочитанных книг - и периодически поднимать запись. : ))

1) С. Кинг "Конец смены".
Это третья часть трилогии про детектива на пенсии Билла Ходжеса. О первой части, "Мистер Мерседес", уже писала здесь.
Первую половину книги чувствуется жуткое отчаяние - болезни, мысли о смерти. Тяжело идет - ГГ болен раком, и дела его плохи. Постоянно что-то болит.
Потом появилась тема самоубийств, и сразу стало интереснее. Смертельно больные люди могут увидеть рассвет - чем не причина выбраться из своей ямы и найти рассвет собственный, особенно если нет никакой смертельной болезни? Тема спорная и очень интересно обыграна.
Безумно понравилась мысль "абсолютное удовольствие от жизни - это когда больше не к чему стремиться".
Понравился конец. Холли кажется очень уязвимой, но это, человеческое, понравилось. Считаю, все закончилось самым лучшим образом - боялась, что будет хуже.

2) Р. Желязны "Имя мне — Легион".
Двадцать повестей под одной обложкой. Иногда повести связаны, чаще - нет. Девять из них написаны от первого лица, причем одна - от лица женщины, одиннадцать - от третьего.
Такое сюжетное разнообразие редко где можно встретить. Если вы ищете глобальную идею - вам сюда. Размышляете над опасностью искусственного интеллекта? Интересуетесь мутантами, способными после каждой фазы сна менять не только свою внешность, но и суперспособности? А как насчет человека, переселившего свое сознание в Сеть и способного управлять всем, что контролируется с ее помощью? Может, вам нравятся суперагенты, покорители вершин или охотники за древними чудовищами? А может - маги, помнящие Атлантиду? Или пророки, принесшие истину на целую планету - чтобы свою собственную истину потерять? А может, вас интересуют одичавшие машины? Или машины, пожелавшие стать людьми? И так ли много вы знаете о подводных глубинах и их обитателях, в частности, о дельфинах?
Желязны - автор, в чьих произведениях разумная американская деловитость сочетается с хрупкостью человеческих отношений и иногда жизненным, а иногда и наркотическим абсурдом. Горечь и хаотичность, поэзия и уверенность - в этих повестях есть все.
Книга не далась мне легко, я читала ее достаточно медленно, по одной повести за раз, и очень советую к прочтению.
Больше всего мне понравились "Роза для Екклезиаста", "24 вида горы Фудзи кисти Хокусая", "Спящий" и "Манна небесная".

3) Г. Киз "Век безумия: Империя Хаоса. Тени Бога".
Это третья и четвертая часть тетралогии "Век безумия": альтернативная история, времена Ньютона, Лондон уничтожен призванной кометой. Духи и ангелы против людей, магия против науки, несколько сюжетных линий. Самая интересная - линия Адрианы де Моншеврой, француженки-ученой, то ведьмы, то святой, преподававшей в Санкт-Петербуржской Академии. Среди ее учеников - Карл Линней, Михайло Ломоносов и сама цесаревна Елизавета, дочь Петра Первого. А еще у Адрианы очень интересные отношения с ее телохранительницей, Вероникой де Кресси.
Вторая по увлекательности линия - история индейца по имени Красные Мокасины. Кто интересуется культурой индейцев - наверняка найдет для себя что-то полезное.
Наконец, третья линия - это история Бенджамина Франклина, которого мне временами хотелось просто придушить. Конечно, финальный вывод про свободу замечательный, но омг, до чего же неприятна вся эта политика. И отношение у Франклина к жене паршивое, пусть он сам это понимает и его образ мышления показан как бы со стороны, автор его не поддерживает, скорее, обличает. Вообще, отношение к женщинам достаточно современное, хотя я бы еще немножечко ослабила стереотипы.
Много интересных мыслей. Например, о том, что магия делает ненужной науку, что легче всего - сразу получить готовый результат, это лишает потребности мыслить самому, делать открытия, развиваться. Это останавливает прогресс.
И да - демоны/ангелы, скрытые в шарах, которые позволяют летающим кораблям подниматься в воздух. Мне сразу вспомнились "Ловцы удачи" Пехова - уж не Кизом ли он вдохновлялся? Хотя это может быть расхожий мотив.
Вообще, Киз известен в первую очередь не за свои авторские произведения, а за работу во франшизах, таких, как "Звёздные войны", "Вавилон-5" и "The Elder Scrolls".
Вот такой вот "автор фанфиков". :)

4) М. и С. Дяченко "Стократ".
Перечитывала впервые и даже что-то вспоминала в процессе, хотя не бралась за эту книгу лет пять. Как обычно с Дяченко, - прочиталось на одном дыхании. Авторский язык, наконец-то не переводное, и множество любопытных деталей. Например, люди с зашитыми по традиции глазами, которые общаются, смешивая напитки. Изысканный напиток - как поэзия, прямое сопоставление с Браги из дренескандинавских мифов. У каждого произведения - свое послевкусие, в основном ради него мы и читаем. Эдна, девушка, строящая дома из огня, как девочка со спичками Андерсена, только по-настоящему. Лесной Царь, как у Гете - единственная битва, которую главный герой, Стократ, проиграл. Сам Стократ, на первый взгляд похожий на ведьмака Сапковского - но все куда глубже, он карает негодных людей и переселяет их души в деревья и насекомых. Встреча с самим собой несколько раз подряд, как в "Патруле времени", множество вероятностей. И бессмертие - потому что Мир будет всегда, как и фантазия. Тень, заблудившаяся на свету, захватившая селение - повеяло запредельной жутью. Мир, начерченный на коже девушки по имени Мир. Звездные странники, ищущие потерянного брата - повеяло Стругацкими, "Трудно быть богом", "Обитаемый остров". Те же темы, но и что-то еще. Неопределенность возраста главного героя, скачущая хронология, его беседа со старой женщиной, похожая на притчи. И женщины, которым не повезло, если не могут выйти замуж - пожалуй, единственный сомнительный для меня мотив. Впрочем, и Мир - женщина. Как Химемия из "Утены".
Заканчивается история, когда Стократу двадцать пять лет. Но выглядит он старше. Потому и Стократ - сто вероятностей, сто возможностей прожить жизнь снова, сто миров, придуманных, созданных им. Тема уже поднималась в "Казни".
Эта история строится из множества отдельных, и такое впечатление, что изначально она должна быть гораздо больше. А может, это мне так хотелось бы - уж больно интересно было ее читать.
На этом романе (2012) авторские книги Марины и Сергея пока заканчиваются. Дальше - киносценарии.
Кстати, лично мне всегда казалось, что пишет Марина. Сергей - автор идей, которые она последовательно воплощает. Вот такое соавторство.
А еще он представляет их произведения перед публикой. Из трех авторских встреч с Дяченко, на которых я была, Марину видела только на одной.)))

5) Т. Уильямс "Стеклянный зверинец".
Не мое от слова совсем.
Это пьеса. Про мать и двоих ее взрослых детей, мужчину и женщину. И моя трактовка этой пьесы отличается от определения "тирания матери", хотя эта самая тирания, безусловно, есть и показана настолько убедительно, что просто за голову хочется схватиться.
Но это в первой половине пьесы. Во второй половине - и вплоть до самого конца - вопросы вызывает исключительно сын Аманды, Томас. Ведь он действительно бросил и мать, и сестру без какой-либо поддержки. Не зря он терзается в конце пьесы, льет те самые крокодиловы слезы. Не зря говорит про гвозди, которые нужно вырвать, чтобы освободиться из гроба.
Он вырвал эти гвозди - оставил сестру и мать на произвол судьбы. Где тут трагедия для него - а ведь он показан рассказчиком, - я не вижу. Это трагедия для Аманды и Лоры, не для Томаса. И Джим, друг Томаса, кажется просто пустобрехом. Лоре не следовало так из-за него расстраиваться.
Нет, Томас не освободился. Томас облажался как патриархальный мужчина, потому и страдает, и вся пьеса - это констатация его лажи. Томас и Джим вместе разбили стеклянный зверинец Лоры.
Нельзя полагаться на других людей, как Аманда и Лора, нельзя зависеть от них настолько (впрочем, не преувеличена ли эта "зависимость" и "слабость" автором?). И бежать от тех, кто зависит от тебя, - низость. Я думаю, нужно самореализовываться на все сто и все равно уделять семье время - родителей не выбирают.
Когда Нора уходит от мужа в "Кукольном доме" Генрика Ибсена - это ее победа.
Когда Томас бежит от сестры и матери в "Стеклянном зверинце" - это его поражение. Да, даже названия схожи.
Я вижу в этой пьесе море эгоизма и лицемерия со стороны рассказчика.
Нет, не зря Аманда зовет Томаса эгоистом. Автор показывает нам это как "да, он правда эгоист, ну и что с того, его стоит пожалеть, он ведь сам признает свой эгоизм"! Но мне совершенно не хочется жалеть Томаса - такое его оправдывание устами автора только добавляет персонажу минус в карму.

6) Готический роман. Г. Уолпол "Замок Отранто", А. Радклиф "Итальянец", Т. Л. Пикок "Аббатство кошмаров".
Классика восемнадцатого - начала девятнадцатого века. Три романа под одной обложкой - впрочем, на звание романа по объему тянет только "Итальянец", написанный Анной Радклиф. Авторы двух других произведений, скорее повестей, чем романов, - мужчины. Причем первый - законодатель жанра. Готический роман как класс появился исключительно благодаря Горацию Уолполу, сыну премьер-министра Британии и члену парламента (долгие годы никто в парламенте не слышал, чтобы Гораций высказывал свое мнение по какому-либо поводу). Для него готика была образом жизни - Уолпол построил на подаренной отцом земле настоящий готический замок, в котором дважды в неделю принимал посетителей - по билетам, которые сам и продавал. Такие вот экскурсии)) Уолпол стал законодателем мод на готические усадьбы и коттеджи еще до того, как написал "Замок Отранто" - причем поначалу стеснялся своего авторства и выдавал эту повесть за перевод с итальянского.

Мне "Замок" показался очень схематичным произведением - его легко представить в виде аниме с гаремным элементом. При этом "Замок" интересно читать - он недаром стал законодателем жанра. За следующие 30 лет после его публикации было написано более 600 готических романов - а это для того времени огого какой результат. Что примечательно, готический роман стал тем жанром, в котором женские имена встречались ненамного реже мужских. Не зря еще одной суперзначимой фигурой готического романа стала Анна Радклиф, отошедшая, впрочем, от мистики в сторону рационализма. Где-то здесь стоит искать зачатки детектива как жанра. А в готике самой по себе - зачатки фэнтези/фантастики/мистики, всего, что сегодня в определенных кругах, как по мне, совершенно несправедливо, называют "низшими жанрами" и "массовой литературой".

Еще в 2014 я упоминала о том, что практически во всех художественных произведениях, которые нас окружают, можно отыскать элементы готики. Добавлю к этому, что готика - первый шаг, чтобы сделать литературу массовой, не просто совместить "высокий и низкий" жанры, как у Шекспира, которому Уолпол в "Замке Отранто", кстати, пытается подражать. Но и популяризировать литературу, чтобы она не только служила духовности, а и развлекала читателя. Этот совершенно новый подход у Уолпола переняли его последователи, а уже у них, в том числе у "волшебницы Анны Радклиф", как он ее называл, - Вальтер Скотт.

В свое время любила Вальтера Скотта - и вижу в его "исторических" романах несомненные ходы, перекочевавшие прямиком из "Замка Отранто" Уолпола и "Итальянца" Анны Радклиф.

Полслова про "Итальянца" самого по себе: это уже полноправный роман, который очень легко читается, на мой взгляд, достоверный психологически, со значимыми женскими образами. Эллена - несколько больше, чем типичная барышня в беде, хотя сюжетно именно этой барышней и является - ее спасает то возлюбленный, то внезапно обнаруженный отец. При этом она действует сама, проявляет редкую твердость духа, когда отказывается позволять другим решать за нее, подчинению предпочитая смерть, и противостоит своим недоброжелателям. У меня Эллена вызывала восхищение.

Отдельно забавны упоминания о макаронах. Лично мне они показались сомнительными, своеобразным маркером Италии, возможно, бесконечно далеким от действительности.

Сюжет тоже интересный - некоторые разгадки были достаточно неожиданными. Ну и сценой суда, приведенной в этом романе, Вальтер Скотт вдохновлялся определенно. Еще при прочтении этого романа моментально вспомнились "Колодец и маятник" Эдгара По и... "Жюстина" маркиза де Сада. Причем Жюстина - это ну оч нехорошая пародия на Эллену.

Жаль, что после "Итальянца", своего самого успешного романа, Анна Радклиф больше не писала - успех страшил ее, по слухам, она была необычайно застенчива. А может, дело было в чем-то другом? О ней чрезвычайно мало информации, что, как по мне, несправедливо - ведь писала она хорошо и много, и ее влияние на жанр трудно переоценить.

Думаю, вы уже догадываетесь, в чем дело. Анна Радклиф была мало того что женщиной, которая писала только с позволения мужа, галантерейщика, так еще и не самой состоятельной женщиной в мире. За ней не стояло никакой тусовки, она была одна, в отличие от того же Уолпола, не смогла совершить путешествие в другие страны, вернувшись на полпути; когда мы говорим об Анне Радклиф, мы всегда говорим прежде всего о ее творчестве, а не о ее жизни.

Потому что творчество было для нее самым большим и безопасным окном в мир. Страх Эллены быть заточенной в монастыре, возможно, в некотором роде автобиографический.

Очень бы не хотелось повторить судьбу Анны Радклиф.

"Аббатство кошмаров" Томаса Лава Пикока - повесть, интересная прежде всего в историческом контексте. Написана она была во время, когда готический роман начал сдавать позиции, и является пародией - как на жанр в целом (на "Замок Отранто" в том числе), так и на меланхолическое мировосприятие, популярное среди литераторов того времени. В повести, часто больше похожей на философский диалог, чем на художественное произведение, есть персонажи с говорящими именами, вроде "мистер Гибель" или "мистер Лежебок", за которыми скрываются знакомые Пикока из литературной братии, в том числе - Перси Шелли и обе его жены (вторая, Мэри Шелли, стала автором известного "Франкенштейна"), Байрон, Колдридж, Саути и другие достаточно значимые фигуры. Причем эти товарищи прочли пародию Пикока - и одобрили ее, Перси Шелли и Байрон так точно. И это несмотря на то, что Шелли в "Аббатстве" досталось изрядно. В жизни его первая жена, Хариетт Уэстбрук (между прочим, симпатичная самому Пикоку), утопилась, когда он ее оставил, а Мэри Годвин стала Мэри Шелли. В "Аббатстве" главный герой, прототипом которого стал Шелли, остается один - обе девушки, которым он дурил головы, в итоге бросили его, выйдя замуж за его друзей. Что делает эту пародию неизмеримо симпатичной в моих глазах. Нечего отрываться от жизни, жить по одним книгам невозможно.

Что поразительно, Пикок пережил немало - его невеста вышла замуж за другого, младшая дочь умерла еще ребенком, жена помешалась от горя после ее смерти, старшая дочь, несмотря на талант, была несчастлива и дожила всего до сорока, умерев раньше отца. Сам Пикок умер в восемьдесят лет, после пожара в своей библиотеке - отказался выходить оттуда, пока не будут вынесены книги, тяжело заболел от потрясения - и все.

Откуда в нем находились силы посмеяться над происходящим вокруг, не драматизировать, не впадать в меланхолию и мизантропию - уму непостижимо. А может, эти силы находились, только когда он садился писать? В любом случае, с ним мне бы хотелось поговорить. Всего-то на сто пятьдесят лет разминулись.

Один момент из "Аббатства кошмаров" хотелось бы процитировать. Он, конечно, вырван из контекста, но в целом прогрессивность поражает:
"- Заперты они или на воле, - отвечал мистер Сплин, - все одно. Ум и сердце у женщины всегда заперты, и ключ к ним - только деньги. Уж поверь мне, Скютроп.
- О, я понимаю вас, сэр, - ответил Скютроп. - Но отчего же так глубоко запрятан их ум? Всему виной неестественное воспитание, прилежно обращающее женщину в заводную куклу на потребу обществу" (с) перевод Е. Суриц.

Эти слова про неестественное воспитание и заводную куклу сейчас тоже актуальны. Вкупе с финалом романа, где умный Скютроп остается в одиночестве хлебать свою мадеру, потому что не смог определиться с выбором, - почти феминистический посыл.

7) Э. По "Черный кот".
Сборник рассказов, из которых я, к собственному удивлению, читала не так и много.
Все рассказы По можно условно разделить на две большие группы - "серьезные" (мистические, "математические", детективные, - именно По принято считать родоначальником детектива как жанра) и "несерьезные", шаржево-карикатурные, воспринимать которые можно только как сатиру. Некоторые из них на деле куда более серьезны, чем рассказы из первой группы.
Из ключевых для Эдгара По тем стоит упомянуть тему погребения живьем - "Береника", "Падение дома Ашеров", "Преждевременное погребение" и даже, определенным образом, "Разговор с мумией" - последний рассказ "несерьезный", хотя тема чаще встречается в "серьезных". Еще достаточно частая тема - мошенничество. "Деловой человек", "Мошенничество как образ жизни", даже "Очки". Автобиографический образ "мертвая жена" - без него тоже никуда, особенно мне нравится "Лигейя". Умерев, робкая кузина становится могущественной, способной отомстить за нехорошее к себе отношение - потому что именно ее мести ГГ рассказа больше всего боится. "Элеонора", "Береника", "Длинный ящик", "Овальный портрет", "Черный кот" - туда же, и вот эти рассказы все серьезные. За некоторые из них По хочется напинать как следует - при несомненном интересе и глубине тем, которые он выбирает.
"Трагическое положение. Коса времени" - первый рассказ в этом сборнике, который заставил подскочить на месте. Это рассказ-месть, в котором Эдгар По в прямом смысле слова уничтожает американскую беллетристку Маргарет Фуллер, одну из ранних феминисток (начало девятнадцатого века). Она была неприятна ему по личным причинам, хотя как литературный критик По, обычно достаточно жесткий, отозвался о ее труде "Женщина XIX века" как о "книге, которую мало кто из женщин в этой стране мог бы написать и никто больше не смог бы издать, кроме мисс Фуллер". В общем, "для девчонки хороша". В рассказе "Трагическое положение", однако, Эдгар По издевается над своей современницей так, как не у всякого тролля-хейтера нашего времени получилось бы - талант, одно слово. Вправил бы ему кто мозги.
Отношение к женщинам у По царапает больше в историческом смысле - женщина нередко воспринимается как товар. Как в тех же "Очках", когда, не видя лица своей избранницы из-за близорукости, чувак женится на ней - и ужасно возмущается, поняв, что на самом деле ей 82 года. Негодный товар ему подсунула эта "ведьма" (которой до этого признавался в любви!). А в целом, в рассказах По не везет ни женщинам, ни мужчинам.

8) Э. По "Рассказы".
В этом сборнике - 12 рассказов, которых не было в предыдущем + новые комментарии и вступительная статья. И на другом языке - был повод пробежаться глазами даже по рассказам, которые я уже читала. Один из них, "Низвержение в Мальстрем", после перечитывания поняла чуть лучше.
Можно выделить еще одну "общую" тему для Эдгара По, которая встречается в самых разных его рассказах. Это тема моря и стихийных бедствий, естественная для путешествующего писателя-американца. А в "Лягушонке" на этот раз мне мерещится протест против отчима-"короля" - отцы и дети, в общем.
Еще полслова про гротеск, причудливость, избыточность и неоднозначность всего - убранства, кровавых подробностей, нагромождения невероятностей в каком-нибудь сатирическом рассказе, наконец, чувств. Эдгар По был прав, когда свое собрание сочинений назвал "Гротески и арабески", потому что его рассказы - это ни разу не "ужастики". Это именно избыточность-неоднозначность, переплетение контрастного и несочетаемого на первый взгляд, и все - в небольших литературных формах, от рассказа до повести. Собрание таких небольших произведений и называется "арабеск".
Чем больше я читаю Эдгара По и об Эдгаре По, тем более неоднозначной личностью кажется мне он сам. Попытки идеализировать По, например, во вступительной статье к этому сборнику, со стороны Брюсова, очевидно По восхищавшегося, мне кажутся излишними. Это, во-первых, далеко от истины, а во-вторых, - неидеальным он ведь гораздо интереснее!

9) Э. По "Рассказы. Стихотворения".
Плюс еще четыре рассказа, которых не было в предыдущих сборниках, стихи Эдгара По и - вершина всему, его единственный роман, "Повесть о приключениях Артура Гордона Пима".
Из нечитаных раньше рассказов мне понравились "Три воскресенья на одной неделе" - у этой истории счастливый финал - и "Почему французик носит руку на перевязи", редкий образец безобидного юмора у По. Вообще, слэшерам зайдет.
Стихотворения Эдгара По - вещь культовая, но их, подозреваю, нужно читать не в переводе.
"Повесть о приключениях Артура Гордона Пима" - отдельная вещь. Этот роман многие критики считали единственной провальной вещью Эдгара По, упирая - кто бы мог подумать - на ее нереалистичность. Ни в одном направлении литературы нет ничегошеньки реалистичного, и Бальзак с его "Гобсеком" - не реалист, а, я бы сказала, продолжатель славной традиции литературного гротеска. Думаю, художественная литература и не должна быть реалистичной - это ведь не справочник.

Реалистичность "Повести о приключениях Артура Гордона Пима" - последнее, что меня волновало во время прочтения. Это с самого начала вещь преувеличенная и страшная, как все у По. Причудливость, неоднозначность и гротеск тоже на месте. Думаю, по этим признакам можно узнать самые яркие вещи По.

"Повесть..." - это история о морском путешествии. Неудивительно, что Жюль Верн лично ее переводил, он был в таких путешествиях заинтересован, сам описывал. А восходит это все к "Одиссее" - точно так же приходится терять спутников одного за другим, кого-то съели, кто-то умер сам, с кем-то разобрались неприветливые аборигены.
Борхес считал "Повесть..." лучшим из того, что написал По - в отличие от автора, очевидно, отозвавшегося о "Повести..." всего один раз и как о "преглупой книге".
Борхес полагал, что в путешествии Пима по белому океану можно видеть "метафору посмертного угасания сознания рассказчика (или путешествия души к создателю) - если принять тезис о том, что Пим в действительности никуда не сбежал, а погиб при нападении враждебно настроенных негров" (с).

Лично я думаю, Пим умер - или сошел с ума - гораздо раньше. После того, как его с товарищами спасли после кораблекрушения. Путешествие к аборигенам, как и побег от них, - не более чем вымысел, порожденный воспаленным сознанием, а вода, которая становится все горячее, и пепел с неба, - это метафора лихорадочной горячки.

И, конечно, финал повести, ярче всего говорящий о границе между рассудком и безумием, или между жизнью и смертью - можно трактовать по-разному: "Мы мчимся прямо в обволакивающую мир белизну, перед нами разверзается бездна, будто приглашая нас в свои объятья. И в этот момент нам преграждает путь поднявшаяся из моря высокая, гораздо выше любого обитателя нашей планеты, человеческая фигура в саване. И кожа её белее белого". (с)

Этот финал очень в стиле По, он приоткрывает двери к тому неизведанному, которое тревожило его всю жизнь. Но одновременно он отсылает нас к "Моби Дику" Мелвилла, к его гигантскому белому киту, пугающему и неизведанному, - нас, читателей современности.

Потому что "Моби Дик" был издан в 1851 году, а "Повесть..." - в 1838-ом.
"Моби Дик", как известно, основан на реальных событиях. Не так давно вышел фильм по мотивам этих событий, "В сердце моря", даже команда была на ФБ. Сами события произошли в 1821-ом году, с американским китобойным судном "Эссекс".

Цитирую вики:
"Судно водоизмещением 238 тонн вышло на промысел из порта в штате Массачусетс в 1819 году. В течение почти полутора лет экипаж бил китов в южной части Тихого океана, пока один крупный (по оценкам около 26 метров в длину при нормальном размере около 20 м) кашалот не положил этому конец. 20 ноября 1820 года в Тихом океане китобойное судно было несколько раз протаранено гигантским китом.
20 матросов на трёх крошечных шлюпках добрались до необитаемого острова Хендерсон, входящего ныне в состав британских островов Питкерн. На острове была большая колония морских птиц, которая стала для моряков единственным источником пищи. Дальнейшие пути моряков разделились: трое остались на острове, а большая часть решила отправиться на поиски материка. От высадки на ближайшие известные острова отказались - боялись местных племён каннибалов, решили доплыть до Южной Америки. Голод, жажда и каннибализм погубили почти всех. 18 февраля 1821, спустя 90 дней после гибели "Эссекса", британским китобойным судном "Индиан" был подобран вельбот, в котором спаслись первый помощник капитана "Эссекса" Чейз и два других моряка. Спустя пять дней китобойным судном "Дофин" были спасены находившиеся во втором вельботе капитан Поллард и ещё один моряк. Третий вельбот пропал в океане. Три моряка, оставшиеся на острове Хендерсон, были спасены 5 апреля 1821 года. Всего из 20 членов экипажа "Эссекса" в живых остались 8 человек. Первый помощник Чейз написал книгу об этом происшествии".

Знал ли Эдгар По об этом происшествии, позднее вдохновившем Генри Мелвилла? Думаю, что наверняка. Конечно, вряд ли оно послужило единственным источником вдохновения для написания "Повести...", но, думаю, числилось среди них. Как и сама "Повесть...", возможно, числилась среди источников вдохновения для автора "Моби Дика".

Я уже говорила про "морскую" тему у По; "Повесть..." - ее квинтэссенция. Это и правда скорее повесть, чем роман, и читается она не сказать чтобы легко. Не знаю, советовать или нет, во всяком случае, во мне она пробудила литературно-исследовательский голод.

Полслова про "Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля", которое я перечитала. Это тоже повесть, чуть поменьше, и при перечитывании она натолкнула меня на несколько новых мыслей.

Мысли эти в основном - про мистификации. По был склонен к литературным мистификациям - штукам вроде "это не я написал, это я нашел и перевел". Как Уолпол, уже упоминавшийся в этом списке под номером шесть)) Или и вовсе - "это не я написал, а другой человек, я просто издал, а с ним оно происходило на самом деле. Или не на самом деле, он ведь мог все и наврать, с себя я, во всяком случае, ответственность снимаю". Литературная мистификация - это всегда лучший способ снять с себя ответственность... но и возбудить интерес к истории. Чего тут больше - трудно сказать. В мистификации По верили. "Повесть о приключениях Артура Гордона Пима" - тоже мистификация, находились люди, которые полагали правдой каждое слово описанных там событий. Но самому По она в итоге не понравилась - американская критика задавила. В Европе-то "Повесть..." восприняли куда более благосклонно.

Так вот "Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля" - это тоже мистификация. Откровения чувака, якобы побывавшего на Луне, причем особенно смешно читать, как в послесловии к этой повести Эдгар По критикует другие, без сомнения, фантастические книги о путешествиях на Луну за их недостаточную правдоподобность. Притом, что его персонаж спокойнехонько добирается до Луны на воздушном шаре в космическом вакууме. Современный читатель уравняет По с чуваками, которых он критикует, да еще добавит, что те хотя бы сразу условность своих произведений признавали, а По на научность упирал - и пальцем в небо.

Но и против этого у По найдется аргумент. А именно - мистификация. По тут не виноват, это не он недостаточно правдоподобно описал, а Ганс Пфааль лично все выдумал, прохвост.

Мне такой литературный ход кажется достаточно нерешительным, что ли. Писатель не должен бояться фантазировать и ошибаться и, тем более, не должен оправдываться за свои фантазии. Мне кажется, именно это сыграло "Повести о приключениях Артура Гордона Пима" не на пользу. Нужно было не пытаться обосновывать ее научно, а писать что пишется. И "что пишется" в итоге у По и получилось, несмотря на все его усилия. И именно поэтому "Повесть..." - его самая сильная работа. И самая раскритикованная, в том числе им самим. Написал шедевр - и стыдится, потому что логическая сторона По как писателя (не забываем, это - родоначальник жанра детектива) играет против его неконтролируемой эмоциональной стороны. Вот он и "Бес противоречия", о котором По пишет сам. Логика против эмоций, и последние нередко побеждают.

Знаете, почему мне в основном не нравится научная фантастика, а то же фэнтези зачастую кажется куда более правдоподобным? Вот именно поэтому.
В предисловии к изданию "Необыкновенного приключения некоего Ганса Пфааля" в "Гротесках и арабесках" По неосознанно оформил один из важнейших принципов научно-фантастической литературы, не теряющий актуальность до сих пор: "Своеобразие „Ганса Пфааля“ заключается в попытке достигнуть правдоподобия, пользуясь научными принципами в той мере, в какой это допускает фантастический характер самой темы".
То есть, правдоподобия все равно нет и не будет. Но вместо того, чтобы рассказывать историю, нас сначала долго и нудно будут убеждать в том, что такое в действительности возможно, тогда как, подумав, любой хоть сколько-нибудь образованный читатель найдет в любой научной фантастике, даже самой лучшей, кучу логических "дыр". Как видим мы их в "Гансе Пфаале".

Тем не менее, эта идея, про правдоподобие, легла в основу научной фантастики. Так что По можно назвать родоначальником и этого жанра.
"Автор ужастиков" на деле - человек, разработавший принципы, по которым стали писать самые "логичные" жанры в литературе - детектив и научную фантастику. Вот так-то. При этом - еще и сатирик, каких поискать, и романтик, и предвестник декаданса. Неудивительно, что писать большие романы По было некогда.
Он, без сомнения, очень противоречивая личность, он жил всего 40 лет, причем достаточно непростой жизнью, с перепадами, но его литературное наследие бесценно. Хотя порой и пугающе, да и человеком По, скорее всего, был неприятным. Чего стоит хотя бы его ужасное отношение к котам (главный герой "Черного кота" вырезает коту глаз, а потом вешает его на ветке; Ганс Пфааль роняет кошку и трех ее котят с воздушного шара)... и к людям.

Рассказы По, которые повторяются во всех трех сборниках, самые известные: "Метценгерштейн", "Лигейя", "Падение дома Ашеров", "Вильям Вильсон", "Деловой человек" ("Делец"), "Низвержение в Мальстрем", "Надувательство как точная наука", "Очки", "Разговор с мумией", "Черный кот", "Овальный портрет", "Преждевременное погребение", "Продолговатый ящик", "Лягушонок", "Береника", "Ангел необъяснимого. Эксраваганца" ("Ангел удивительного"), "Правда о том, что случилось с мистером Вальдемаром". Их советую читать в любом случае)) Просто чтобы быть в курсе.

"Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля" - повесть - родоначальник научной фантастики, "Золотой жук", "Убийство на улице Морга", "Тайна Мари Роже" и "Украденное письмо" - рассказы - родоначальники детектива. "Колодец и маятник" - ужастик про инквизицию, который дети раньше учили в школе. Помню, лет в одиннадцать читать было страсть как интересно))
Тоже все советую.

Если вышеперечисленное вам понравилось, то "Повесть о приключениях Артура Гордона Пима" тоже должна зайти. Имхо, это - лучшее, что написал По.

10) П. Томпсон, Т. Кук "Перворожденный".
Это первая часть "эльфийской" трилогии цикла Dragonlance, написанная авторами, которые присоединились к франшизе позже.
Словом, фанфик. В соавторстве ;) Вполне себе официально опубликованный, как на английском, так и на русском, в переводе, - популярная в мире практика.))
За что мне нравится фэнтези с расами - эльфы, гномы, люди и другие - оно зеркалит актуальные в нашем мире проблемы, в том числе - расовые. Но проблема "другого", чуждого, тоже присутствует. Фэнтези, кмк, вообще гораздо лучше отражает современные ситуации, как культурные, так и исторические, чем "исторические" романы, которые всего лишь претендуют на правдоподобие, а на деле бесконечно от него далеки. Фэнтези - это "неправдоподобие" с самого начала, вот только на самом деле такая позиция - то, что позволяет прямо говорить о серьезных вещах. Такой прямоты "серьезная" литература позволить себе не может, обычно по политическим соображениям.
Конечно, фэнтези бывает очень разным.
О самой книге. Мне было интересно ее читать, она захватывает и, на мой вкус, замечательно легко переведена.
Близнецы Кит-Канан и Ситас - как Новый и Старый Свет, Анайя - туземка. И одновременно она - нимфа из истории про Пана, превратившаяся в дерево. Первая в череде серьезных потерь Кит-Канана.
Для франшизы Dragonlance тема двух близнецов знаковая, и, хотя основные книги цикла я читала довольно давно, при прочтении вспоминалось много деталей из канона. Например, про меч Кит-Канана, который он в "Драконах Осенних Сумерек" передал Танису. Или про страх Флинта перед лодками.
Ностальгическая и в целом приятная книга. Следующая в трилогии, написанная уже другим автором, обещает быть куда менее личной и более - насыщенной политикой. Посмотрим, зайдет ли.

11) Д. Найлз "Эльфийские войны".
Вторая часть "эльфийской" трилогии цикла Dragonlance - продолжение "Перворожденного", написанное уже другим автором.
Внезапно тут не только политика и война, но и, омг, возобновление ранних отношений Кит-Канана. Мне искренне жаль его брата - "близнецовая" тема развивается, чем дальше, тем больше Ситас и Кит-Канан смахивают на Рейстлина и Карамона. Только королевского происхождения, что внесло заметные коррективы в историю.
"Перворожденный" был о сложностях выживания Кит-Канана в условиях дикой природы, "Эльфийские войны" внезапно затрагивают тему выживания Ситаса, причем в более экстремальном ключе. И он очень достойно справился. А еще в "Эльфийских войнах" проработан враг Кит-Канана - и расовые проблемы показаны много ярче.
Зато женские образы тут провисают. Герматия из на редкость коварной, но несомненно цельной дамы превратилась в женщину, сокрушающуюся о том, что "ее постель пуста". Почему при этом Ситас ее ревнует к брату - загадка века. Самому ведь тоже не нужна. Новый персонаж, Сюзина, засиял на мгновение, но только для того, чтобы оттенить крутость Кит-Канана. А потом Сюзина постарела и самоубилась о врага Кит-Канана. Зато "прожила жизнь с мужем". Ужасная судьба. И дети Кит-Канана показаны не с лучшей стороны, в отличие от племянника. Чужие дети всегда лучше своих, э? Вот тебе и расовая толерантность.
Почему Ситас после всего пережитого рассорился с Кит-Кананом - не понимаю. На ум приходит только ревность, другие мотивы высосаны из пальца, конфликт шатается и не кажется убедительным. Зато эта книга динамичнее "Перворожденного" и смерти в ней не настолько внезапны. Я была уверена, что Сюзина умрет, как только она появилась на страницах, она прожила даже дольше, чем я думала. Фактически, целую жизнь. Если бы еще не комплексовала по поводу своего возраста!.. Да, муж и отец из Кит-Канана вышел очень так себе.
С немалым удивлением нашла дома и третью часть трилогии, тех же авторов, что "Перворожденный", и два сборника рассказов-фанфиков поменьше. А еще, оказывается, есть две книги Маргарет Уэйс, "основного" автора серии, с которыми я пока незнакома, - завершающие в цикле. Надо бы наверстать упущенное - ведь остальное, написанное Маргарет, в соавторстве и без, читала всю свою юность. А это 19 книг. Что мне там какие-то 2, зато чувство, что довела непростое дело чтения до конца, появится.)))
Совершенно внезапно франшиза Dragonlance не так велика, как могло бы показаться. Куда ей до таких титанов, как "Звездные войны".

12) П. Томпсон, Т. Кук "Королевская кровь".
Третья и заключительная часть "эльфийской" трилогии цикла Dragonlance - продолжение "Перворожденного" и "Эльфийских войн".
Здесь три основные сюжетные линии: правитель Кит-Канан, его дочь Верханна и его сын. Больше всего мне понравилась линия Верханны: в самом тексте она субъектна на все сто, к тому же, отличный командир и сильный воин. В конце книги Верханна становится генералом. И все бы хорошо, но...
"Королевская кровь" была написана в 1991-ом году. Поэтому, наверное, нечего удивляться, что Верханну, несмотря на ее заслуги, не избрали новым правителем Квалинести. Ее брат тоже эльф только наполовину - но он мог править страной, несмотря на то, что занимался запрещенной работорговлей, а она - нет. Потому что она женщина. Вот такие замечательные эльфы, с дискриминацией по половому признаку.
Расовая дискриминация, что характерно, все равно сохраняется - в итоге Пророком становится чистокровный эльф, пусть его родители были из разных эльфийских племен. К тому же, у этого товарища есть чит в виде избранности богами.
Верханна умничка, она крута, ответственна, заботится о своих людях, умеет действовать быстро, отлично сражается, не боится отстоять свое мнение. Откровения Иртении, сенатора преклонного возраста, поражают: она говорит о том, что в Сильванести была не более чем рабыней, прежде всего для мужа, который как рабыню ее и захватил, да еще ногу ей сломал, чтобы не сбежала. То, что авторы не боятся об этом рассказать, - без сомнения обнадеживающие признаки.
Тем несправедливее кажется финал.
Посудите сами: если на пост правителя претендует парень-работорговец и девушка, которая проявила себя как классный командир, - почему нельзя избрать правителем девушку? Почему в обязательном порядке надо искать на этот пост другого парня, не работорговца? И зачем намек на романтическую линию в конце? Верханну этим будто лишний раз унизили: высшее счастье для женщины - выйти замуж. Как говорила моя прабабушка, "замуж не напасть - лишь бы замужем не пропасть"!
Конечно, уже то, что работорговец в качестве правителя никак не канает, - хороший знак. Но до настоящей прогрессивности далеко.
Зато мне понравился кендер Руфус Мятая Шапка. Dragonlance без кендеров - не Dragonlance, а Руфус живо напоминает Тассельхофа Непоседу, персонажа, ради которого читала все книги основного цикла.
Но все же, если вы не фанат Dragonlance, "эльфийскую" трилогию к прочтению не советую. Да и фанатам едва ли советовать возьмусь - чем дальше, тем с большим скрипом она читается. Рассказы от Маргарет Уэйс куда круче, если говорить об опубликованных фанфиках франшизы.

13) М. Уэйс, Т. Хикмэн "Архивы драконов".
Сборник рассказов-фанфиков по вселенной Dragonlance, под редакцией Маргарет Уэйс и Трэйси Хикмэна. Хотя автор или соавтор каждого текста в сборнике - сама Маргарет, создательница основной серии книг и человек, сделавший для франшизы больше, чем кто-либо, изначально франшизу создавала не она и не Трэйси. Они подарили жизнь миру, придуманному другими людьми, фактически, создали этот мир, его канон. И это притом, что изначально занимали во франшизе не особо почетные места, а созданием романов и вовсе занимались в свободное от работы время.
Свет на то, как именно работала творческая команда над Dragonlance, проливают воспоминания первых ее членов, наряду с рассказами представленные в книге. Воспоминания Дугласа Найлза, книга которого занимает в моем списке 11-ый номер, тоже представлены.
Еще там есть интереснейшее интервью с Трэйси и Маргарет. Вы знали, что Рейстлин - это персонаж Маргарет? И все, касающееся него, - полностью ее заслуга.)) Тогда как персонажем Трэйси был Карамон. Роль Таса для истории подчеркивают оба - он действительно самый мудрый герой вселенной.
Рассказ про Таса мне из этого сборника больше всего и понравился. Хотя вообще они все хороши, намного лучше эльфийской трилогии. Сразу проснулась ностальгия по Dragonlance, захотелось перечитать основные книги цикла с самого начала, а их события всплыли в памяти, - это о чем-то да говорит.
И женские персонажи. В книгах, которые пишет Маргарет, женщины всегда важны и круты, этот сборник - не исключение.

14) А. Сапковский "Нет золота в Серых Горах".
Думала, добавлять ли книгу в этот список, все же не художественная литература. Но уже при этой цитате поняла, что не удержусь:
"Сказка и фэнтези тождественны, ибо неправдоподобны. И в сказке, и в фэнтези, допустим, Золушка едет на бал в тыкве, запряженной мышами, и ведь трудно представить нечто более неправдоподобное. Детерминизм событий, пресловутый "гомеостат" сказки, требует, чтобы у принца, устраивающего бал, при виде Золушки случился внезапный приступ влюбленности, граничащей с манией, а "нулевая сумма игры" требует, чтобы они поженились и жили долго и счастливо, перед тем наказав злую мачеху и сводных сестричек. В фэнтези же может подействовать "стохастика случайностей" - представим, что принц, искусно имитируя любовные чувства, заманит девочку на темную галерею и дефлорирует ее, после чего прикажет гайдукам выкинуть ее за ворота. Жаждущая мести Золушка скроется в Серых Горах, где, как известно, золота нет. Там она организует партизанское движение, чтобы лишить насильника трона. Вскоре, благодаря древнему предсказанию, станет известно, что все права на корону принадлежат как раз Золушке, а гадкий принц - всего лишь незаконнорожденный узурпатор, а вдобавок ко всему, еще и марионетка в руках злого колдуна. Вам понятно?" (с)
В общем, что Сапковский любит женщин, мне было ясно еще в 14-15 лет, когда начала его читать.
А "Нет золота" - это эссе про фэнтези, которое убедительно советую прочитать всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется темой.
Отдельно прекрасны разделы про феминистическое фэнтези, где Сапковский ссылается на Кинга. И вот я сразу поняла, почему мне с 10 лет так сильно нравится Урсула Ле Гуин - про Кинга можно даже не говорить, он стоит первым пунктом в этом списке.)
Ну и сделала вывод про фэнтези в целом - будущее жанра, судя по выводам пана Анджея, с которыми я совершенно согласна, именно за женщинами.

15) "Драконы Кринна". Сборник рассказов разных авторов под редакцией М. Уэйс и Т. Хикмэна.
Еще один сборник фанфиков по вселенной Dragonlance, только на этот раз разброс авторов куда больше, чем в "Архивах драконов".
Первый рассказ из сборника, который мне понравился, - это "Дракон в недрах" Роджера Мура. Просто очаровательный - про гнома-механика и странное задание, которое он получил. Здесь есть интрига, есть занимательные детали, в том числе юморные, к тому же, трогает отношениями. Еще отличная "Первая инженерная бригада армии драконов" Дона Перрина - это начало той самой "Бригады обреченных" и "Кодекса драконида", двух романов Перрина в соавторстве с Маргарет Уэйс, и романов неплохих, как мне помнится. "Кэз и дети дракона" Ричарда Кнаака - в меру интересно, еще времена Хумы. Думаю, Кэз - персонаж романов Кнаака, у него вроде как раз про минотавров трилогия. К тому же, конец у рассказа замечательный, если понять, что речь о драконидах. И есть один рассказ Маргарет Уэйс, который уже был в "Архивах дракона" - тоже интересная штука.
Эти рассказы советую.

16) О. Поляков "Хроники туманной Трои".
Прочитала, потому что это первый на моей памяти роман про киевскую Троещину. Вердикт: первые 120 страниц читать очень интересно, вторые 120 - можно, последние 120 - верните мои деньги.
Роман в целом гораздо лучше, чем я ожидала. Оторваться от первой половины практически невозможно. Автор поступил очень разумно: сначала он пишет про бедствия молоденькой провинциалки в столице, не сопереживать которой просто нельзя. Меня царапнула разве что ее влюбленность, нелепой показалась. Потом - про адюльтер престарелого профессора, которому, с одной стороны, сопереживаешь, с другой... Нет, почему, нормальная часть. Только первая была интереснее.
Третья часть - это превозмогание. Во-первых, внезапно оказывается, что во всем виноваты женщины. Нет, провинциалка не виновата, она - счастливое исключение, потому что у нее есть надежная защита - мужчины, естественно. Во-вторых, откуда-то появляется австралийская цивилизация, аналог которой - население современной Троещины. В-третьих, сюжет окончательно запутывается - что за Филипп, кто его выдумал и зачем? Правда или иллюзия? Ничего не понятно. В-четвертых, то, что не запутывается, оказывается очевидным. Я с самого начала так и подумала насчет отравителя. В-пятых, откуда-то еще и Тарантино появляется, причем не только лично, но и в самой стилистике. Хотя про Тарантино - это скорее в плюс.
Если начало читателя увлекло, он ведь дочитает до конца, правда? Вот тебе и три уровня восприятия.
Олег Поляков по стилю удивительно напомнил мне Викторию Платову. Серьезно - вплоть до мелочей.
А еще у чувака, похоже, были изрядные проблемы с разводом.
Читать на ваш страх и риск.

17) М. Хвильовий "Избранные произведения".
Что нужно знать о Хвильовом (настоящая фамилия - Фитилев): он определенно убивал, причем и женщин тоже, о чем толерантно умалчивает вступительная статья, склонная его идеализировать (как по мне - большая ошибка, если вы что-то смыслите в копирайтинге); он был не вполне психически уравновешен, наверняка вследствие ПТСР, что не мешало (возможно, наоборот, помогало) ему быть весомой фигурой в литературе 1920-ых годов; ему жизненно необходимо было во что-то верить, сначала он верил в коммунистические идеи, потом - в национальные, причем "верить" в случае Хвильового означало активно продвигать; за 40 лет жизни он написал 5 томов (стихи, рассказы, повести, незаконченные романы, статьи, трактаты); когда массово начались репрессии, он пригласил в гости писателей, своих самых близких друзей, и пообещал, что научит их, как писать согласно требованиям времени - а потом зашел в свой кабинет и застрелился.

Еще Хвильовий два раза был женат и однозначно признает силу женщин, от чего я в некотором удивлении. У меня такое впечатление, что прочитала что-то очень современное, а рассказам-повестям из этого сборника - уже лет 90. Не так и много, если вдуматься.
В чем-то похоже на Эдгара По, хотя все совсем разное - жанры, время, обстоятельства. Разве что срок жизни, литературная активность и объем написанного совпадают.
Знаете, что? Эдгару По повезло больше.

Рассказ "Кот в сапогах" - про женщину на войне и о том, почему она такой стала, а стала она - не просто равной. Выше. И фиг ты этому позавидуешь.
"Дорога и ласточка" - тоже рассказ, вторая половина такая жестокая, что капец. И автор сам это понимает, и эта ласточка - она его душа. Он сам.
"Я (Романтика)" - этот рассказ мы учили в школе, он - причина того, почему мне понравился Хвильовий. Нужно сказать, я им дооолго увлекалась. Даже фик в стилистике этого рассказа написала - "Пригоршня мрака". Название, кстати, тоже аллюзия, на другого автора, угадайте, какого : )
Мне кажется, мать героя, которую он расстреливает - это, как и с ласточкой, его душа-анима, он сам; это и его страна; и то, во что он верит. И успокоиться после этого символического убийства ему на самом деле не суждено.
Интересно презрение к тем, кто стыдится признавать, что подписывает приказы о расстрелах, но все равно это делает. Как "чуть-чуть беременна".
Ну и да - в этом рассказе нет персонажей, кроме самого героя. Остальные - это тоже он.

"Арабески" - тут в конце есть такая новелла в новелле, про Бригитту, которая убежала от графа. Где-то здесь моя внутренняя феминистка сказала "ого, как интересно!". Да, Хвильовий видит в женщинах силу.
"Мать" - представьте, что было бы, если бы в семье Тараса Бульбы главной была его жена. Нет, все равно ничего хорошего - ей пришлось бы пожертвовать собой из-за распри сыновей, которые, наплевав на нее, убив ее, потеряли бы собственный смысл. Снова мать - и это собственная человечность, анима, и мечта, и страна.

"Повесть про санаторийную зону" - шикарный образец для психоанализа, хоть сейчас в статью. А вообще, за некорректную трактовку этого текста меня в универе завалили на экзамене. Думала, что плохо поняла его тогда. Сейчас вот перечитала - и все то же самое понимается. Самоубийство у нас тут в конце, товарищи. Причем двойное. Сначала самоубился мечтатель Хлоня, потом анарх, наш ГГ. Самоубился он потому, что Хлоня - это он сам, лучшее в нем, а сам анарх может только повторять за другими людьми. Он серьезно за всеми повторяет, всю дорогу. Но чувствует, что без Хлони ему повторять ни за кем не хочется.
Что у писателя в голове - то и на бумаге. Хотя вон Гете, написав своего "Вертера" и угробив этим кучу читателей, которые радостно пошли самоубиваться, сам от самоубийства таким образом спасся. Но Хвильовий пишет о самоубийстве слишком мало, чтобы спастись. Да и не факт, что ему бы такое "спасение" помогло, в его-то время.
Сестра Катря - это еще кусочек матери-души, анима. И анима уезжает из санаторийной зоны. Смерть Хлони и анарха останавливает ее - Катря остается. Значит ли это, что их смерть была правильной? Похоже, да.

Майя меня в конце жестоко удивила. Она оказалась не слабой пустышкой, умирающей от любви, ничего подобного. Она очень сильная, как и Катря. Они - фигуральные черт и ангел на плечах анарха, главного героя, и обе - тоже части его.
У Хвильового очень интересный выбор лексики, только его. Мне понравилось словосочетание "грудные яблоки".
Метранпаж Карно. Это, конечно, тоже часть анарха. Его материалистическая часть, и этой части удержать его не удается. В Карно есть что-то отвратительное, интеллигенты сразу выделяют его как врага... но ему пофиг. Он доставляет им куда больше проблем, чем они - ему, хотя их много, а он вроде как и один. Впрочем, у него ведь есть сторонники.
Метранпаж - это, кстати, старший наборщик, верстающий набор в страницы. То есть, человек, который решает что-то, связанное с окончательным видом литературных текстов. Страшный человек для молодых авторов, одним словом.
Интересно, что сестра анарха совершенно его не жалеет. И он воспринимает это нормально. Женщины вообще не особо его жалеют, ну и ок. Нет какой-то вселенской обиды, за что мое уважение Хвильовому.
Любопытно, что же за "больная" в итоге написала "Санаторийную зону". Потому что, по стилизации автора, этот текст написан женщиной. ; )

"Сентиментальная история" - а эта повесть вообще написана от первого лица женщины, чего мелочиться. Бьянка приезжает в большой город и устраивается там работать машинисткой. Пашет как вол, одновременно решая свои сложные проблемы, связанные не так с мужчинами, как со своим отношением к ним. Меня смутило это педалирование девственности, но разрешение дилеммы с ней неожиданно понравилось. Нафиг ее, эту девственность, что она вообще значит в мире, где муж убивает жену, а ты спишь так крепко, что ничего не слышишь, не можешь ей помочь.

Этот момент - убийство Ульяны - оказывается в сто раз сильнее, чем любовные похождения Бьянки. Оба мужчины, с которыми она связана, слабее ее и от нее зависят, а она видит их насквозь и смеется над ними. Отношения с Ульяной важнее, Ульяна важнее. Даже сероглазая журналистка несет в себе больше значения, она тут - то насилие, та попытка принуждения, которой не было от слишком боящихся Бьянку ее кавалеров. И еще есть Бог - но он тоже не выдерживает конкуренции.

Здорово, что Бьянка хочет забеременеть. Здорово, что она много работает и ничего - никого - не боится.
Это не "разврат большого города склонил бедняжку к распутству", это "плевать на это распутство, оно вообще ничего не значит".
И упоминание "Песни о Нибелунгах" было кстати.
В общем, одобряю. Это почти совершенный женский взгляд, и это было невероятно интересно читать. От самого начала до самого конца.

"Сентиментальная история" в чем-то напомнила мне "Любовницу Смерти" Акунина. Но Маша из "Любовницы" в разы слабее Бьянки, ее спасает великолепный Фандорин. Бьянка спасается сама.

"Вальдшнепы" - чувак по имени Дмитрий Карамазов (привет Достоевскому) влюбляется в рубенсовскую даму Аглаю, чрезвычайно умную, куда умнее него. Она читает его как открытую книгу, он ее боится и благоговеет. Мало того - он и жену свою боится, пусть больше и не любит. Ему плохо после ссор с ней, нет сил, и он все равно уважает ее, потому что "столько хорошего было вместе". Как ни странно, такое отношение вызывает у меня симпатию.
А вопрос тут неожиданно не в том, с кем будет Карамазов, с Аглаей или женой, Анной. Вопрос в том, что из себя вообще представляет Карамазов и чем для него закончится происходящее в стране - на что только Аглая, человек нового времени, может дать ответ. Кроме того, Аглае, совершенно неожиданно, нравится Анна.
Интересная фраза про лавочника Карасика - "он симпатичный человек и, как всякий симпатичный человек, может под каждого подстроиться". Есть в этом доля правды.
Жалко, что роман не был закончен.

"Легенда" - жуткий рассказ про Степаниду, которая после того, как рухнула ее жизнь, превратилась в Стеньку и возглавила восстание. Умерла она как женщина, но запомнили ее как мужчину. Такой вот андрогин. Но брррр, какой же ужасный рассказ. Хуже, чем про ласточку, гораздо хуже "Кота в сапогах", и вообще, не советую.

Дочитав, вдруг увидела на книге приписку "издано на государственные деньги, продажа запрещена". Надо же, а я купила в свое время - за 15 гривен.)) Кто-то барыжит.

18) А. Сапковский "Мир короля Артура".
Офигенное по глубине, истинно компаративное исследование об артуровском мифе, в том числе - в современном фэнтези. Узнала много нового и преисполнилась к Сапковскому еще большего уважения, если такое вообще возможно. Чего стоят хотя бы эти слова:
"Я считаю, что Грааль — женщина. Тому, чтобы ее отыскать и завоевать, чтобы ее понять, стоит посвятить много времени и усилий.
Вот она, собственно, и мораль" (с).

Миф про Артура был утопией, идеальной реальностью - во все времена его существования. Если фэнтези растет из артурианского мифа, получается, фэнтези - это сегодняшняя утопия, сегодняшний пример для подражания. И в таком случае это совсем не массовая литература по природе своей, и заслуживает она глубокого профессионального исследования.
Фэнтези - это мечта. Без мечты жить трудно - в любое время, потому что в истории человечества нет легких времен.
Интересно, что христианская часть мифа нравилась мне во все времена меньше, чем более ранняя. Это справедливо и для мифов "Старшей Эдды", которые, опять же, были мне куда ближе и интересней, чем "Песнь о Нибелунгах", с ее куда как менее уважительным отношением к женщинам. Причину такого отношения пан Анджей прекрасно объясняет:

"Библия обрекает на смерть исключительно женщин-„ворожей“. Она не позволяет жить чародейкам, а о чародеях-мужчинах ни словечка. По указанной Священным Писанием тропе впоследствии следуют различные папские энциклики и пресловутый „Malleus Maleficaram“, определяющие женщину как — цитирую: „сосуд вся“ ческого зла уже в зачатии истории». Конечно, это не что иное, как запоздалая месть мужчин и их «мужского бога» все еще грозной Великой Богине, извечный мужской страх перед естественно доминирующим в природе женским началом. Страх, который в соединении с приглушенным вожделением велит в каждой женщине искать vagina denata" (с).

Отдельно про Богиню, которой пан Анджей безусловно восхищается: "Богов много, и много у них имен. Но Богиня только одна. Та, изображения которой выскребали на стенах пещер, фигурки которой вырезали из клыков мамонтов не за два, а за двадцать пять тысячелетий до рождения Христа. Та, которая есть Тройственная: Дева, Беременная Мать и Старуха-Смерть. Та, что пришла из Хаоса еще до возникновения Времени" (с).

Миф про Артура - это именно кельтский миф. В своем исследовании пан Анджей подает краткое описание кельтского пантеона - много протопипов героев артурианской легенды взяты именно оттуда. В исследовании дана информация также о каждом более-менее значимом персонаже артуровского мифа, причем на редкость подробная. Много нового, рекомендую.

А у кельтов женщины, вероятнее всего, были равны в правах с мужчинами - или выше: "Бытует теория, что роль женщины в кельтском обществе была колоссальной. Во многих мифах (Кухулин) герой проходит обучение у женщины-чародейки либо воительницы. Во многих легендах привилегией матери, опекунши либо жрицы является именно присвоение мальчику «взрослого» имени и вручение ему оружия. Вероятно, это связано с вышеописанным и крепко укоренившимся среди кельтов культом Тройственной Великой Матери" (с).

Интересен также мотив "женщина и два мужчины", старый и молодой. Это Ланселот, Гвиневра и Артур ("Первый рыцарь", фильм с Ричардом Гиром 1995 года, непосредственно подчеркивает, кто там старый король, а кто молодой); Тристан, Изольда и Марк (разница в возрасте дана непосредственно); Тристан, Изольда и Паломид (Тристан не перестает быть молодым королем, поэтому с легкостью отстаивает Изольду, даже не вступая с Паломидом в драку, просто пленив Изольду игрой на арфе); Ланселот, Гвиневра и Медегант (причем тут молодым королем выступает именно Медегант, с которым Ланселот без колебаний разбирается). Эта триада не придумана во времена артуровского мифа, она вечна. Старый и Молодой Короли состязаются за Королеву-Богиню, олицетворение вечной весны и самой жизни. Это часть природы - и она совершенно естественна.

Иногда старый король спокойно разбирается с соперником, иногда - нет. "Предания недвузначно утверждают, что было бы гораздо лучше, если бы «Старого» черти взяли, а его место под бочком Королевы-Богини занял бы «Молодой». Именно из таких версий родились Гвиневера и Изольда, а также отношение к этим фигурам авторов очередных версий. Что такое? Обе королевы изменяют своим мужьям? Ах, как некрасиво… Но мы их почему-то все-таки любим. И оправдываем… Да, Гвиневера не была верной женой. Ну и что? Зато была верной любовницей («trew lover»), Почему мы любим Гвиневеру и Изольду? Не потому ль, случайно, что и в этой и в другой слышится кельтское эхо, эхо, близкое и любезное нам, людям эмансипированного двадцатого века, которым (не всем, не всем!) отвратителен мужской шовинизм и дискриминация пола в любом виде? Ибо среди кельтов женщина — а в особенности королева — была полноправна и пользовалась теми же привилегиями, что и мужчина. Не могло быть и речи о какой-либо дискриминации. Как и король-мужчина, кельтская королева могла позволить себе промискуитет. Если король без зазрения совести мог «тащить в койку» наложницу и это не вызывало всеобщего осуждения, то и кельтской королеве никто не возбранял завести любовников, избираемых по принципу «one night stand» «Здесь: на одну ночь (англ.).», и никто не смел ее за это укорять. Королева персонифицировала собой Великую Богиню, а поведение богинь не обсуждают. Ни для кого не были секретом наклонности известной Боудикки, а эротические похождения не менее известной Катримандуи, королевы бригантов, стали чуть ли не притчей во языцех. О мифической Медо, королеве Коннахта, жене короля Айлиля, ирландские предания без обиняков говорят, что она часто и не жеманясь одаривала интересных мужчин «дружбой своих бедер» (или, выражаясь на средневековый японский лад, — «сплетала с ними ноги»).

Конечно, для средневековых адаптаторов легенды — как певцов amour courtois, так и авторов религиозных версий — подобная свобода женщины была совершенно неприемлемой, немыслимой.., и непонятной. Поэтому внесупружеские похождения Гвиневеры и Изольды в средневековых версиях превратились в «грехи тяжкие», в бомбы замедленного действия, которые должны привести к трагедии и гибели. А поскольку — особенно в смысле равноправия полов и независимости женщин — средневековье все еще, увы, продолжается, постольку средневековая форма легенды по-прежнему остается классической, а женщинам легенд прилепили соответствующие ярлыки: Гвиневера и Изольда — «изменщицы», Моргана — «ведьма злющая», Нимуэ — «беспринципная соблазнительница»" (с).

Не знаю, как у вас, а у меня руки снова зачесались на артуровский миф. Вся литература растет из мифологии, а фэнтези ближе к этой мифологии, чем любой другой жанр, потому что единственное поддерживает традиции эпоса.
А мифология, в свою очередь, начинается где-то здесь: это чаша и меч, Грааль и Экскалибур, женщина и мужчина.
запись создана: 08.02.2017 в 18:22

@темы: из жизни, из литературной жизни, флэшмобы

URL
Комментарии
2017-02-09 в 10:18 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
абсолютное удовольствие от жизни - это когда больше не к чему стремиться Соглашусь. Схожее чувство бывает, когда один период жизни закончился, а другой ещё не начался. Когда ты уже сдал вступительные экзамены, но до начала учёбы ещё есть время, когда закончил большой текст. Или в первые дни после Нового года, когда ты ещё не успел выбрать новую цель.

2017-02-09 в 22:12 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Лайверин, главное, что новые цели всегда появляются))) Но и радоваться тому, что уже чего-то достигла - это круто. Дает уверенность и стимул, чтобы покорять новые вершины.

URL
2017-02-27 в 19:12 

Shaman-QueenYu
Красота приводит нас в отчаяние, она - вечность, длящаяся мгновение, а мы хотели бы продлить её навсегда (с)
Ой, какая классная реклама Желязны :inlove: Кидаю в список на прочитать, спасибо *__*

2017-02-27 в 19:16 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Shaman-QueenYu, надеюсь, понравится ;)

URL
2017-03-15 в 16:46 

Xander M.
...to be him, to never relax, to never fit in, to never be wrong, to never be wanted, to never stop.
Например, о том, что магия делает ненужной науку, что легче всего - сразу получить готовый результат, это лишает потребности мыслить самому, делать открытия, развиваться. Это останавливает прогресс.
Подозрительно напоминает всеобщее компьютеризирование.

2017-03-15 в 17:41 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Xander M., может, и так)) Хотя нам еще, думаю, предстоит ого-го сколько открытий, компьютеризирование - далеко не последний шаг в этом направлении. Скорее, просто новый инструмент, способ облегчить жизнь. За результат все равно приходится бороться самим.

URL
2017-03-18 в 21:01 

katsougi
безликий
Это, конечно, не книга, а рассказ, но я бы очень посоветовала Ствена Кинга "Бабуля". Наверно, единственная вещь, от которой мне стало даже чуток жутко, хотя обычно книжные версии ужастиков вообще никогда меня не пугали. Атмосферная очень.

2017-03-18 в 21:05 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
katsougi, я, кстати, и не помню, читала "Бабулю" или нет)) Кинга очень уважаю, большую часть его произведений читала, и рассказы, и романы, и повести, но не все. Надо будет припасть) Жутко - это да, он умеет. Спасибо за совет :heart:

URL
2017-03-20 в 15:08 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
katsougi, прочитала "Бабулю". Сначала ГГ вызывал раздражение - у меня самой похожая ситуация была, тоже бабушка лежала вот так около трех лет, где-то с моих шестнадцати по девятнадцать. Жили тогда еще все вместе, ухаживали с мамой за ней по очереди)) Но я никогда ее не боялась, наоборот, она была моей союзницей вплоть до самого конца. Помню, как-то пришла домой после универа, день был неудачный, дома никого, кроме бабушки. Я прошла к ней в комнату, села и сказала что-то вроде "я просто бездарь". И она, уже не говорившая отчетливо, очень четко сказала "НЕТ".
Но вот эта линия ведьмачества, с книгами, и то, что перед смертью бабуля передала ее ГГ как наследие - она очень верная. Действительно, от бабушек внукам очень часто достается что-то такое... это архетип.
И, конечно, обстановка круто накаляется.
В общем, спасибо еще раз за рек, с удовольствием прочитала :heart:

URL
2017-03-25 в 13:00 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
Для него готика была образом жизни - Уолпол построил на подаренной отцом земле настоящий готический замок, в котором дважды в неделю принимал посетителей - по билетам, которые сам и продавал. Уважаю людей, умеющих ещё и заработать на своём хобби.)

2017-03-25 в 21:46 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Лайверин, да, он однозначный молодец :inlove:

URL
2017-04-13 в 05:14 

апельсинка17
О, очень люблю Желязны :heart:

2017-04-13 в 05:29 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
апельсинка17, ага, шикарный автор :inlove:

URL
2017-04-13 в 06:20 

апельсинка17
Laora, наверное я читала у него всё, и многое в формативные годы. Да даже в моём детстве, помнится, где-то добывали какие-то подпольные переводы книжек из цикла про Амбер, напечатанные на каких-то листах - без всяких переплётов.)) Вот так ностальгия.)

2017-04-13 в 06:37 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
апельсинка17, интересно :inlove:
Я познакомилась с творчеством Желязны в двенадцать лет - тоже Амбер. Кое-что еще читала по мелочи - "Умереть в Италбаре", "Маска Локи" в соавторстве, рассказы, теперь вот "Имя мне - Легион". Остальное буду, наверное, понемногу восполнять - "Двери в песке" и "Театр одного демона" с Шекли точно лежат, надо прочитать.
Размах идей у Желязны всегда впечатляющий, и образы очень яркие.

URL
2017-04-13 в 21:29 

апельсинка17
Laora,
"Двери в песке" - отличный приключенческий роман, обязательно почитайте.) Ещё "Глаз кота". А вы читали классические "Властелин света" или "Порождения света и тьмы"? И из последних - очаровательную "ночь в тоскливом октябре"? Мне очень нравится как он играет с элементами разных мифологий и архетипами и создаёт новые современные или фантастические истории с ними. Мне такое вообще очень нравится - как Американские боги у Нила Геймана, например. Или преображение старых сказок и легенд в современные или футуристические реалии - например пересказания сказки о Там Лине и королеве эльфов.

Размах идей у Желязны всегда впечатляющий, и образы очень яркие.
одна из моих любимых книжек - Джек из Тени - вроде и краткая, но там столько идей, и очень неординарный сюжет и главный герой - особенно по тем временам. И как пишет википедия: "Поджанр этого произведения трудно определим из-за особенностей авторского стиля. В «Джек из Тени» есть элементы как городского фэнтези, так и эпического. Также присутствуют элементы научной фантастики." :gigi:

2017-04-16 в 07:48 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
апельсинка17, спасибо большое за реки :heart: Все себе записала, теперь буду точно знать, с чего продолжать знакомство с Желязны :eyebrow:
Мне очень нравится как он играет с элементами разных мифологий и архетипами и создаёт новые современные или фантастические истории с ними. - да, это всегда очень интересно *________*

URL
2017-06-09 в 14:37 

Homecoming
Даже обидно, что в школе отбивалась от Хвильового от всей литературы со школьной программы, а тут прям захотелось его прочитать

2017-06-09 в 17:50 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Homecoming, в школьной программе немало интересного)) Но явно не для школьников - возраст не тот, еще и эффект заставления работает. Наверняка многим отбили охоту читать именно там.
А Хвильового советую. До сих пор нравится, о чем-то это говорит. )

URL
2017-06-11 в 10:22 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
А. Сапковский "Мир короля Артура". Большое спасибо за рекомендацию.

2017-06-11 в 21:56 

DaryaF
"Мы в ответе за тех, кого приручили" ©
Не знаю, как у вас, а у меня руки снова зачесались на артуровский миф.
Laora,
Ты не знакома со вселенной Fate? Такой оригинальной трактовки образа короля Артура я еще нигде не встречала))

2017-06-11 в 23:04 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Лайверин, рада, что пригодилось :heart:

DaryaF, слышала, что Артур там - девушка)) Вообще, давно хочу познакомиться.
На Комикконе купила себе антологию фэнтези-рассказов "Девятнадцать стражей", там тоже первый рассказ - про Урсулу вместо Артура, террипратчеттовский. Вообще, прогрессивный сборник.

URL
2017-06-12 в 12:02 

DaryaF
"Мы в ответе за тех, кого приручили" ©
Laora,
читать дальше

2017-06-13 в 01:27 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
DaryaF, отлично, с Fate/Zerо тогда и начну *_* Красивый опенинг, и автор сценария говорит о многом.
Интересное сочетание мифологии с историей должно быть) Кроме того, жанр определенно мой. :inlove:

URL
2017-06-13 в 12:20 

DaryaF
"Мы в ответе за тех, кого приручили" ©
Laora, А потом можно Fate/Stay Night 2015 г. Там сюжет более цельный, чем в сериале 2006 г., т.к. не стали смешивать все 3 ветки визуальной новеллы, а взяли только одну, что пошло на пользу. Да и графика в новом сериале явно лучше)

2017-06-14 в 07:44 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
DaryaF, да, если понравится, хотелось бы до всех сериалов цикла добраться *_*

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Множество граней самоанализа

главная