Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Спать было очень жарко. Наверное, потому приснился ни много ни мало - катаклизм.
Будто часть комнаты проваливается в никуда - космос, черная материя, вакуум. И такое уже не в первый раз - Влад откуда-то знает, что это происходило и раньше, потому что работает с системой жизнеобеспечения... нашей космической станции. Угу, все живем на станции. В том числе мой дядя - во сне он был жив, лежал на кровати. Что-то часто в последнее время снятся умершие близкие люди - может, потому, что с ними было очень хорошо. Так вот, станция вроде как вообще рушится, взрывы, а дядя меня успокаивает - все пройдет, говорит. Ты все равно справишься. Я ему - но ты же умер. Он - я? Да кто тебе такое сказал? И такое счастье, что он жив, такая уверенность. Сразу мысль - подумаешь, взрывы и вакуум. Он в меня верит, значит, и правда ерунда.
Больше во сне никого не было, только упоминались.
За день до этого была на дядиной квартире, спала на его постели. Может, навеяло.
*
Думаю вот о книге Лукьяненко, "Осенние визиты". Прочитала еще в школе, о многом заставило задуматься. В частности, о том, что самой страшной посланницей оказалась... Посланница Добра. В мире, где под маской блага скрывается ложь, трудно распознать и принять настоящее добро. Громкие лозунги не изменят условия жизни, настоящее добро не в постулатах, оно в уровне жизни и в том, поднимает ли кто-то тебя выше, даже простым общением, - или стремится втоптать.
Добро у Лукьяненко - именно что лживые лозунги. Кусанаги Мизухо, создательница "Йоны", имхо, понимает добро куда глубже. Думаю, именно поэтому Кентаро Миуре, мангаке "Берсерка", понравилась ее история - ведь он один из немногих творцов, которые безупречно понимают зло, но при этом стремятся к добру как к тому, за что можно удержаться.

Название: Не как раньше
Автор: Laora
Фандом: Akatsuki no Yona
Пейринг/Персонажи: Хак/Йона
Категория: джен, гет
Размер: драббл, 151 слово
Жанр: общий
Рейтинг: R
Предупреждения: рейтинг за кровь
Краткое содержание: Хак ранен, реакция Йоны.

— Хак, ты придурок! — кричит Йона.
Кричит, и плачет, и только что не бьет Хака, в очередной раз напоровшегося на стрелы — чтобы защитить ее. Но ведь все не так, как раньше, теперь она может сама защитить себя, зачем...
Все не так, как раньше.
Одежда Хака пропитывается кровью, Йона видит, как ширятся темные плывущие пятна. Стрелы могут проткнуть легкие, тогда Хак начнет кашлять кровью, алой и темно-коричневой, сгустки, похожие на куски мяса, раны, к которым присохла ткань, в которых можно увидеть кости, будто зубы в жадно распахнутых ртах...
— Хак, — выдыхает Йона отчаянно, но еще — с ожесточенным протестом, почти ненавистью, — не смей умирать.
Может, она плачет сейчас. А может, по ее щекам течет его кровь — Йона не знает.
— Не смей... я ведь еще не сказала... Я не сказала тебе, что...
Сдавленный кашель служит ей ответом.
Хак приподнимается на руках и смотрит насмешливо:
— Опять вы хороните меня прежде времени.
От облегчения Йоне хочется его придушить.

@темы: Akatsuki no Yona, Berserk, из жизни, из литературной жизни, сны, фанфики